Главная » 2016 » Март » 11 » 7 февраля родился Александр Леонидович Чиже́вский (второе годовое кольцо)
10:48
7 февраля родился Александр Леонидович Чиже́вский (второе годовое кольцо)
7 февраля родился Александр Леонидович Чиже́вский (26 января (7 февраля) 1897, Цехановец, Гродненская губерния (сейчас Подляское воеводство, Польша) — 20 декабря 1964, Москва) — советский учёный, биофизик, один из основателей космического естествознания, основоположник космической биологии и гелиобиологии, аэроионификации, электрогемодинамики, изобретатель, философ, поэт, художник. Действительный член 18 академий мира, почетный профессор университетов Европы, Америки, Азии. За многогранную научную и художественно-литературную деятельность его называли "Леонардо да Винчи 20-го века".
 
 
По теория Чижевского циклы солнечной активности проявляют себя в биосфере, изменяя все жизненные процессы, начиная от урожайности и кончая заболеваемостью и психической настроенностью человечества. В результате, это отражается на конкретных исторических событиях — политико-экономических кризисах, войнах, восстаниях, революциях.
 
Несколько стихотворений Чижевского:
 
Галилей
 
И вновь и вновь взошли на Солнце пятна,
И омрачились трезвые умы,
И пал престол, и были неотвратны
Голодный мор и ужасы чумы.
 
И вал морской вскипал от колебаний,
И норд сверкал и двигались смерчи,
И родились на ниве состязаний
Фанатики, герои, палачи.
 
И жизни лик подернулся гримасой;
Метался компас - буйствовал народ,
А над землей и над людскою массой
Свершало Солнце свой законный ход.
 
О ты, узревший солнечные пятна
С великолепной дерзостью своей,
Не ведал ты, как будут мне понятны
И близки твои скорби, Галилей!
 
Богоподобный гений человека
Не устрашат ни цепи, ни тюрьма:
За истину свободную от века
Он борется свободою ума.
 
Солнце
 
Великолепное, державное Светило,
Я познаю в тебе собрата-близнеца,
Чьей огненной груди нет смертного конца,
Что в бесконечности, что будет и что было.
 
В несчётной тьме времён ты стройно восходило
С чертами строгими родимого лица,
И скорбного меня, земного пришлеца,
Объяла радостная, творческая сила.
 
В живом, где грузный пласт космической руды,
Из чёрной древности звучишь победно ты,
Испепеляя цепь неверных наших хроник, –
И я воскрес – пою…

Гиппократу
(отрывок)
 
Ночные небеса в сиянье тайном звезд
Роднят меня с тобой сквозь бег тысячелетий:
Все те ж они, как встарь.
И те ж миллиарды верст
Разъединяют нас.
А мы — земные дети —
 
Глядим в ночной простор с поднятой головой,
Хотим в сияньи звезд постичь законы мира,
Соединив в одно их с жизнью роковой
И тросы протянув с Земли до Альтаира,
 
Я, как и ты, смотря на лучезарный хор,
Стараюсь пристально проникнуть в сочетанья
Живой мозаики, хочу понять узор
Явлений жизненных и звездного сиянья.
….
Мы дети космоса. И наш родимый дом
Так спаян общностью и неразрывно прочен,
Что чувствуем себя мы слитыми в одном,
Что в каждой точке мир — весь мир сосредоточен...
 
И жизнь — повсюду жизнь в материи самой,
В глубинах вещества — от края и до края
Покрытая для нас еще великой тьмой,
Страдает и горит, нигде не умолкая…..

 
Вихрь
 
Тревожный ветер буйствует в ночи,
Дрожат дома. Поют железом крыши,
И оживают демоны в печи,
И шаркают смелее мыши.
 
Но чу!.. Окно звенит и дребезжит,
Стекло вот-вот на части разлетится.
На дом стихия ринулась, бежит.
Труба завыла. Что-то в дверь стучится.
 
Еще порыв — и настежь дверь моя
Открылась вдруг, и быстрыми шагами
Вбежал невидимый и, власть тая,
Все разбросал проворными руками.
 
Огонь свечи колеблемый потух,
И в тьме наставшей страстно зарождалась
Система стройных сил: но грубый слух
Их принимал за беззаконный хаос.
 
Старинные романсы
 
Мне грустно слушать вас, старинные романсы;
Рождаете во мне вы долгий ряд картин:
Затянутый корсет, широкий кринолин,
Напудренный парик, кадриль и реверансы...
 
Как наши бабушки с красотами седин,
Порой вечернею, забыв на миг пасьянсы,
Ворчали в тишине, что делать мезальянсы
Не должен никогда достойный дворянин.
 
Увы... прошли года — явились перемены:
Как презрится любовь, как ценятся измены,
Что так приветствует мельчающий наш свет...
 
Жена-любовница — вот идеал гордыни,
И к ней весьма идет (что, кстати, в моде ныне)
Не строгий реверанс, а звонкий кастаньет!..
 
Рождение весны
 
Покорны Солнцу и весне
И, одолев снегов плотины,
По необъятной ширине
Бегут ручьи, поют стремнины,
Ликуют с небом наравне.
 
А Солнце ближе все стремится
К земным лазурным берегам
В великолепной колеснице,
В сиянии, свойственном богам,
С зеленой веткою в деснице.
 
Мильоном дерзких голосов
Крик новорожденной природы
Мудрей премудрости веков,
Когда стихийно плещут воды,
Из смертных вырвавшись оков.
 
Мысли и афоризмы Чижевского
 
Истинное искусство всегда нравственно.
 
Потенциал человеческой фантазии неисчерпаем.
 
Ни разу в жизни я не был чем-либо удовлетворен.
 
Поэзия есть постигнутая истина, а нет религии – выше истины.
 
Сделать человека человеком – вот всепоглощающая цель искусства.
 
Если бы у меня были тысячи глаз и тысячи рук, я всем бы им нашел работу.
 
Кто отрицает влияние звезд, тот отрицает мудрость и противоречит самому явному опыту.
 
Литература и музыка, живопись и ваяние являются истинными двигателями мировой Культуры.
 
Бушует природа Солнца и Земли – волнуются и люди; успокоилась природа Солнца и Земли – успокоились и люди.
 
Мы так привыкли к жалкой посредственности, что великие истины ослепляют нас, как Солнце, если посмотреть прямо на него.
 
Как поразительно гибко исторические события, совершаемые массами, следуют за повелительными приказами нашего светила.
 
Жить гению в цепях не надлежит, великое равняется свободе и движется вне граней и орбит, не подчиняясь людям, ни природе.
 
Великая Октябрьская революция была результатом «помрачнения» мозгов миллионов людей, вызванного вспышкой на Солнце.
 
А почему бы не попытаться нам наполнить импульс, идущий из космических глубин, нужным нам, вполне нами продуманным содержанием?
 
Полное совпадение вспышек революционной деятельности масс в России в период 1905-1906 гг. с эпизодическими скачками активности Солнца.
 
Февральскому и октябрьскому переворотам в России, предшествовали необычайные мощные подъемы пятнообразовательного процесса на солнце.
 
Было бы совершенно неверным считать только энергию Солнца единственным созидателем земной жизни в ее органическом и неорганическом плане.
 
Отрицательно заряженные ионы воздуха благотворно влияют на живые организмы, положительно заряженные производят противоположное действие.
 
Жизнь - в значительно большей степени есть явление космическое, чем земное. Она создана воздействием творческой динамики космоса на инертный материал Земли.
 
Картины я писал по памяти, большие, по полтора–два метра в длину, яркие, иногда даже удачные, но почти всегда с дорогим моей душе легким оттенком импрессионизма.
 
Чем более увеличивается сфера человеческого опыта, чем больше в науке накапливается фактов, свидетельствующих о влиянии среды на личность, на ее развитие и поведение.
 
Жизнь великих людей протекает не только в поисках законов природы, но и в изнурительной, истощающей и бесконечной борьбе с противниками. Такая жизнь обычно бывает трагична.
 
В течение очень долгого времени развития живой материи энергия далеких космических тел, таких как звезды и туманности, оказала на эволюцию живого вещества огромное воздействие.
 
Циклы солнечной активности проявляют себя в биосфере, изменяя жизненные процессы, начиная от урожайности и кончая заболеваемостью и психической настроенностью человечества.
 
Живая клетка представляет собой результат космического, солярного и теллурического воздействия и является тем объектом, который был создан напряжением творческих способностей всей Вселенной.
 
Совершенно невообразимо, какую энергию должна будет развить психика, чтобы приучить себя к бездонным просторам Космоса, к его черноте с колючими звёздами, к беспредельному одиночеству в нём.
 
Я страстно полюбил музыку, поэзию, живопись, и любовь эта с течением времени не только не уменьшалась, а принимала все более страстный характер даже тогда, когда корабль моих основных устремлений пошел по фарватеру науки.
 
Проникновеннейшие искусства — поэзия и ее младшая сестра, музыка, чьи элементы обуславливают красоту стиха, не создаются для временных земных властелинов: они живут в вечности и черпаются из ее пучин, стремящихся к новым и новым завоеваниям человечеством.
 
Несколько картин Чижевского
Лунная морозная ночь. 1953г
 
 
Сказка. Погоня. 1945г
 
 
Холодное солнце. 1948г.
 
 
Осенью
 
 
Причуды ночи
 
 
Одиночество
 
 
Биография
А. Л. Чижевский родился 26 января (7 февраля) 1897 года в семье военного-артиллериста Леонида Васильевича Чижевского (1861—1929), изобретателя командирского угломера для стрельбы с закрытых позиций и прибора для разрушения проволочных заграждений.
Мать учёного Надежда Александровна Чижевская (1875—1898) умерла, когда мальчику был 1 год и 1 месяц. Будущего учёного воспитывали тётя — родная сестра отца Ольга Васильевна Чижевская-Лесли (1863—1927) и бабушка — мать отца Елизавета Семёновна Чижевская (ур. Облачинская) (1828—1908) — двоюродная племянница П. С. Нахимова.
Получил разностороннее домашнее образование (изучал историю, учился музыке, хорошо знал французский, немецкий, английский, итальянский языки). В 7 лет брал уроки живописи в Парижской академии художеств.
Среднее образование получил в Калуге в частном реальном училище Ф. М. Шахмагонова.
В Калуге в 1914 году Чижевский близко познакомился с К. Э. Циолковским, который сыграл большую роль в становлении молодого учёного, в выработке его мировоззрения. Их дружба длилась более 20 лет.
В июле 1915 года был принят действительным слушателем в Московский коммерческий институт (МКИ), а в сентябре того же года вольнослушателем в Московский археологический институт.
Чижевский ушёл добровольцем на фронт: участвовал в боях в Галиции, был ранен, получил контузию и был демобилизован. Был награждён Георгиевским крестом IV степени, солдатским.
В 1917 году окончил Московский археологический институт. В 1918 году защитил диссертацию «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса», на степень доктора всеобщей истории, на историко-филологическом факультете Московского университета. С 1918 года Чижевский ставил первые опыты по воздействию отрицательно ионизированного воздуха на живые организмы (аэроионификация), и утверждал, его опытные исследования дали чёткий результат: положительно заряженные ионы воздуха негативно влияют на живые организмы, а отрицательно заряженные, напротив, производят благотворное действие. Чижевскому удалось впоследствии оформить авторское свидетельство на свой аэроионизатор для получения лёгких аэроионов, который широко известен как «люстра Чижевского».
Обучался Александр Леонидович дополнительно на физико-математическом (по естественно-математическому отделению) и медицинском факультетах Московского университета в качестве вольнослушателя.
Был знаком с известными литераторами: Л. Н. Андреевым, А. И. Куприным, А. Н. Толстым, И. Северяниным, С. А. Есениным, В. В. Маяковским, И. А. Буниным, М. Горьким, В. Я. Брюсовым; дружил с композитором Н. П. Раковым.
Был незаурядным художником-пейзажистом.
С детства писал стихи.
С 1917 года началась научная деятельность Чижевского
К началу 1930-х годов Чижевский имел обширные связи с видными учёными мира (С. А. Аррениус, Ф. Нансен, Ш. Рише, А. д’Арсонваль и др.), его приглашали для чтения лекций в Париж и Нью-Йорк, выдвигали в почётные академики за границей, где его работам в области гелиобиологии и аэроионизации придавалось большое значение, предлагали купить патент на его работы по аэроионификации, от последнего учёный решительно отказался, передав своё изобретение «в полное распоряжение Правительства СССР».
С 1930 по 1936 годы учёный был директором созданной Центральной научно-исследовательской лаборатории ионификации (ЦНИЛИ) Академии сельскохозяйственных наук им. В. И. Ленина.
Однако опыты ЦНИЛИ были раскритикованы, а через 1,5 года ЦНИЛИ распустили.
В сентябре 1939 года в Нью-Йорке состоялся I Международный конгресс по биологической физике и космической биологии, на котором Чижевский был избран почётным президентом и за многогранную научную и художественно-литературную деятельность его называли «Леонардо да Винчи XX века». Чижевского приглашают в Америку, но в поездке за рубеж ему отказывают.
В 1941 году, в начале Великой Отечественной войны, Чижевский вместе с семьей убыл в Челябинск, где 22 января 1942 года был осуждён по статье 58. Он отбывал 8 лет заключения.
И в лагере Чижевский оставался учёным, найдя спасение в науке, поэзии, живописи. В Карлаге Чижевскому разрешили создать кабинет аэроионификации, заниматься электрическими проблемами крови. Там Чижевский сделал открытие — структурно-системную организованность движущейся крови.
После освобождения в январе 1950 года отправлен на поселение в Караганду (Казахская ССР). В Караганде работал в качестве консультанта по вопросам аэроионотерапии и зав. лабораторией структурного анализа крови и динамической гематологии в Карагандинской областной клинической больнице, в лаборатории Карагандинской областной станции переливания крови, до 1955 года состоял зав. клинической лабораторией Карагандинского областного онкологического диспансера, научным консультантом в Карагандинском научно-исследовательском угольном институте.
Вернувшись в Москву, Чижевский с 1958 по 1961 годы работал в «Союзсантехнике»: в 1958—1960 годах (Государственная союзная техническая контора) — консультантом по вопросам аэроионотерапии и научным руководителем лаборатории; в 1960—1961 годах (научно-исследовательская лаборатория по ионизации и кондиционированию воздуха) — зам. начальника в области аэроионизации. Были обнародованы труды Чижевского по аэроионификации и по структурному анализу движущейся крови, над которыми учёный работал в Карлаге и Караганде.
В 1962 году Чижевский был частично реабилитирован (полностью — посмертно).
В последние годы жизни работал над воспоминаниями о годах дружбы с К. Э. Циолковским. В начале 1960-х годов несколько раз бывал в Калуге у дочери Циолковского — Марии Константиновны Циолковской-Костиной, между ними велась переписка.
Умер в 1964 году. Похоронен на Пятницком кладбище в Москве.
Многие замыслы Чижевского были впоследствии подхвачены научным сообществом, развиты и воплощены в жизнь.
 Интересно последнее четверостишие, стихотворения Чижевского «Гиппократ», говорящее о том что автор вполне оценивал свое значение в этом мире:
Одним лишь нам с тобой так истина легка
И так ясны пути бесстрашных обобщений,
Что руки братски жмем друг другу сквозь века,

Учитель мой и друг, мне равноценный гений.
 
Памятник Чижевскому в Калуге

Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 319 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]