Главная » 2013 » Февраль » 15 » 4 января 1967 года появился в «Литературной газете» Евгений Сазонов
02:18
4 января 1967 года появился в «Литературной газете» Евгений Сазонов
4 января 1967 года впервые появился в «Литературной газете» Евгений Сазонов (вымышленный писатель), когда там стали публиковаться отрывки из его «романа века» под названием «Бурный поток». Эпитеты, характеризующие Евгения Сазонова
душелюб и людовед
афоризматик и эссенизатор
ферзелюб и пешкоед
Изначальным автором этого образа является один из основателей «Клуба „Двенадцать стульев"» (название 16-й полосы «Литературной Газете», на которой публиковались сатирические и юмористические материалы), театральный режиссёр и драматург Марк Григорьевич Розовский. В качестве автора "Евгения Сазонова" называют и сотрудника редакции 16-й страницы Виталия Борисовича Резникова. В целом же, Евгений Сазонов — это плод коллективного творчества сатириков «Литературки»

Самый злободневный вопрос для Сазонова: а надо ли платить алименты с Нобелевской премии, которую ему долгое время пытались вручить за его бессмертный роман "Бурный поток".
 
Из «творческого наследия»  Евгения Сазонова
** 
Жизнь – вредная штука: от нее умирают.
** 
Редактор – это специалист, который плохо зная, что такое хорошо, хорошо знает, что такое плохо.
** 
У Петра I с Екатериной I за двадцать два года родилось одиннадцать детей. Молодцы!
** 
Шли годы. Смеркалось…
** 
А за стеной кто-то в кого-то часто стрелял...
** 
Стихи с недоговорками
 
По реке по голубой
Нашу лодочку несло,
И друг друга мы с тобой
Понимали с полусло…
Говорил я на заре
О любви моей слова,
И мои стихотворе…
Тебя очень волнова…
Мы бродили при луне,
Был тебе я по душе.
Почему ж ты вдруг ко мне
Изменила отноше?..
Иль былое пустяки,
Все забыто от и до?
Иль теперь мои стихи
Для тебя малохудо?..
Нет покою мне нигде,
Изменился я в лице.
Да, мои произведе…
Ты теперь недооце!..
** 
Раздумины в день развода
 
Я никак, родная, не повинный
В том, что нам расстаться суждено:
Не всегда, увы, две половины
Составляют целое одно.
 
Два пол-литра — литр, все это знают,
Но должна ты согласиться,
Что
Два полупальто не составляют
Одного единого пальто.
 
И сложить семью не так-то просто,
Много лет с тобой я горевал,
Но Два полуострова — не остров,
Два полуподвала —
Не подвал…
 
Вот и нам не жить семьей единой,
Но не виноват я, видит бог:
Два полуботинка —
Не ботинок,
Два полусапожка —
Не сапог!
Евг.Сазонов (Владлен Бахнов)
** 
Мини-эссе о литературе
Совсем не фокус – печь тома
Бригадным методом Дюма!
* * *
Знает весь микрорайон,
За что повешен был Вийон.
* * *
И мы писать романы могем,
Как Соммерсет, простите, Моэм.
* * *
Я в мастерстве – пари держу -
Не уступаю Занд Жоржу!
* * *
Лишь я один во всей Европе
Сравним с самим де Вегой Лопе!
* * *
Хемингуэй работал стоя
И потому не знал простоя!
* * *
Быть лордом лучше, чем бароном:
Давно доказано Байроном.
(В соавторстве с Вл. Волиным
 «Литературная газета» (№45, 1970))
** 
После нас - хоть потомки.
** 
Брак по расчету может быть счастливым, если расчет правильный.
** 
— Уше-ее-ел! — закричала Анна, и слёзы бурным потоком хлынули по её красивой обветренной голове.
— Отрывки из романа «Бурный поток»
** 
Справка
"Настоящая справка дана писателю Сазонову А.А. в том, что он находится на пятом месяце беременности романом "Бурный поток". Действительна в течение трёх лет".
** 
ОТ БЫВШЕГО ЮНОГО АВТОРА
 
В детстве и юности, изучая жизнь в ее многообразных проявлениях, я не успел написать свои ранние произведения. И только недавно, уступая справедливым требованиям моих биографов и исследователей, я в свободное от работы время создал свои детские и юношеские стихи и любезно согласился познакомить с ними читателей «ЛГ».
Евгений Сазонов
** 
ОТ СОБИРАТЕЛЯ И ПУБЛИКАТОРА
Под каждым стихотворением указано, сколько лет можно было дать автору в те годы, когда он писал эти стихи.
Вадим Левин,
Собиратель и публикатор детских стихов Евгения Сазонова
** 
ЭПИГРАФ
 
Да, был и я когда-то малышом,
и было мне три с половиной года. -
И в самом малом,
и в совсем большом
умеет быть талантливой природа!
** 
Евгений Сазонов
 
Из автобиографической поэмы
«Моя большая жизнь».
** 
ЦВЕТОЧКИ
 
На окне стоит горшочек,
распустился в нем цветочек.
Женя тоже как цветочек –
и у Жени есть горшочек.
Это стихотворение Женя Сазонов сочинил в 3,5 года.
** 
СОСКА
 
Я с молоком всосал любовь к роману,
и соску я выплевывать не стану.
До зрелых лет, до старческих годов
сосать ее, любимую, готов.
Чтоб не сказал какой-нибудь болван,
что я из пальца высосал роман.
Сочинил в 3,5 года.
** 
ПЕРВАЯ РАЗДУМИНА
 
Нужны года, чтобы поэтом стать,
чтоб темы жизни накопить для отраженья.
И я не сразу стал талантливо писать,
хотя вовсю пописывал с рожденья.
4 года.
** 
РАЗДУМИНА О ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛОВ
 
А если тот, кто выдумал слова,
всё перепутал много лет назад
и то, что называют «голова»,
на самом деле означает что-нибудь совсем другое?
5 лет.
** 
ВОСПОМИНАНИЯ О ДЕТСТВЕ
 
Я вспоминаю детство иногда:
лежу в кроватке и смотрю сквозь сетку
и думаю: «Скорей бы шли года –
так надоело видеть небо в клетку».
-
8 лет.
** 
СТУКИ
(неоконченная поэма)
 
Стучат сердца, сойдяся близко.
Стучит отбойный молоток.
Колеса. Дятел. Машинистка.
И конь копытами: цок-цок.
Часы – начало всех начал –
стучат. И даже бьют порою.
Вот кто-то в двери постучал.
 Простите, я пойду открою…
 
На этом поэма обрывается.
15 лет.
** 
Евгений Сазонов о шахматах
Евгений Сазонов, автор романа века «Бурный поток», преуспевал во всем, не только в литературе. В частности, в шахматах. Ферзелюб и пешкоед часто охотно раздавал интервью направо и налево.
— Чем вы отличаетесь от других шахматистов?
— Тем, что их много, а я — один.
— Назовите вашу самую удачную партию.
— Моя последняя жена.
— Какое качество вы цените в людях больше всего?
— Их доброту: я постоянно ею пользуюсь.
— Как вы относитесь к идее перевода слона с одной диагонали на другую?
— К слону — положительно, к идее перевода — отрицательно. Зачем зря переводить слонов — их и так мало осталось.
** 
Ираклий Андронников. Загадка «Евг. С.»
(Из устных рассказов)
Однажды в столовой Дома ученых я нашел обрывок бумажки с коряво нацарапанными буквами — «Евг. С». Дальше было неразборчиво.
Вы не можете себе представить мое любопытство! Я сразу понял, что тут кроется очередная литературоведческая тайна. Что означали эти загадочные буквы?
Первое, что пришло мне в голову, — Евг. Онегин и Евг. Савойский. Но эту догадку после долгих колебаний и сомнений пришлось отбросить: первый, насколько я помнил, был литературным персонажем, а второй — принцем и пропуска в Дом ученых не имел.
Вы не можете себе представить мое огорчение! Но тут меня осенило. Таинственный незнакомец Евг. С. — не кто иной, как Евгений Сю, или, как его называют французы, Эжен Сю — автор знаменитых романов «Агасфер» и «Парижские тайны». Не здесь ли разгадка и моей тайны?
Я быстро собрал чемодан и поехал в Таганрог. Надо вам сказать, что в Таганроге до сих пор живет одна чудесная старушка, обладательница редчайшей, уникальнейшей, единственной в мире картотеки всех известных писателей, от Лукиана до Юлиана (Семенова). Но меня ожидал тяжелый удар. От приветливой старушки, угостившей меня чаем, я узнал, что Эжен Сю скончался еще в середине XIX века.
Вы не можете себе представить мое разочарование! Неужели я так и не узнаю, кто был этот загадочный Евг. С?
И вдруг — какое счастье! — к моему столику подошел… нет, вы не знаете, что я увидел! Глотка — кратер! Небо — купол! Жест — дирижера Штидри! Эрудиция — самого Соллертинского! Голос — как у Сальвини в роли Сальери! И ни одной лишней детали!
Сомнений не было. Всеми этими качествами одновременно мог обладать только один человек — Евг. Сазонов.
Вы не можете себе представить мою радость! И я прошу всех читателей, телезрителей, радиослушателей: подбирайте любую бумажку с подписью «Евг. С»! Ройтесь в корзинах, на чердаках, ищите в сундуках и рундуках, сохраняйте пожелтевшие фотографии автора «Бурного потока»!
Это наш долг перед историей, перед культурой. Иначе потомки нам не простят!
** 
Свадьба века
Автор романа века «Бурный поток» писатель Евг. Сазонов принял решение вступить в законный брак.
…. Огни иллюминации, вереницы автомобилей. ..
С трудом пробираюсь через толпу, поднимаюсь на двенадцатый этаж. Скромная пятикомнатная квартирка с кухней, ковры, мебель. На стенах много живописи: «Сазонов кушает компот», «Сазонов в президиуме», «Сазонов отвечает на вопросы читателей — работников Конного завода им. Айвенго».
Одно полотно меня особенно взволновало: необъятные просторы, посредине — трактор, за рулем Евгений читает свой «Бурный поток», а вокруг, куда ни кинешь взгляд, колосится пшено… Картину написал его брат — художник, тоже Евгений.
Кабинет Сазонова весь завален книгами и журналами. В углу арфа — подарок ГЬрнораввинской мебельной фабрики.
Сегодня здесь, как написал бы Л.Толстой, «вся Москва». Мелькают знакомые лица писателей, художников, актеров. Много, очень много творческой интеллигенции. Сначала среди всей этой творческой интеллигенции невозможно различить, кто же Сазонов. Но потом привыкаешь, начинаешь отличать одного от другого. У кого-то носки другой расцветки, кто-то пишет другой авторучкой…
Ну вот и сам виновник. На нем строгий черный костюм, любимая вышитая рубашка. С трудом пробираюсь к жениху, здороваюсь за руку — Сазонов демократичен, прост, подчеркнуто скромен. С волнением задаю первый вопрос:
— Скажите, Женя, где вы достали печень трески? Евгений с гордостью оглядывает стол:
— Прислали читатели — рыбаки Каспия. У них недавно давали.
Знакомлюсь с невестой. Широкое, открытое, простое, хорошее, с эдакой лукавинкой лицо. Что-то в глазах такое… в улыбке… К Сазонову, чувствуется, относится дружелюбно, но приветлива и с остальными гостями — настоящая хозяйка. Говорит мало, но как-то очень точно, умно, метко: «Сюда садитесь… сюда… а вы сюда…» Чувствуется, что такая все может — и полы вымыть, и песню спеть, и посадить, если надо.
..
 (Владимир Владин)
** 
Биография
Если считать Евгения Сазонова реальным лицом, то известно о нем следующее.
Родился в 1936 году в городе Бараний Рог.
Родственники: дед — «старый кадровый подсобный рабочий», умер в 3-х летнем возрасте от коклюша...
брат — художник, «тоже Евгений», автор картины со следующим сюжетом: «Необъятные просторы, посредине — трактор, за рулем Евгений читает свой „Бурный поток", а вокруг, куда ни кинешь взгляд, колосится пшено».
В 1954 году после окончания средней школы № 18 Сазонов вынужден был переехать в Москву.
Четырежды не поступил в Литературный институт.
 С будущей женой познакомился в парке культуры и отдыха. Они расписались в районном Дворце бракосочетаний 31 декабря 1968 года.
На написание «романа века» «Бурный поток» Сазонов потратил две недели.
 На вопрос «Какой сейчас у вас писатель самый модный?» Евгений Сазонов ответил так: «Если бы вы читали „Бурный поток", то не задавали бы непродуманных вопросов».
 За этот роман он получил Нобелевскую премию (возможно, аллюзия на получение Михаилом Шолоховым премии за роман «Тихий Дон»). Стал членом Межпланетного Пен-клуба.
 «Перевел» «Божественную комедию» (в его варианте она стала называться «Божественная комедия, или Сущий ад»).
 Побывал в Люксембурге, где встретился с графом Люксембургом, которому подарил «роман „Бурный поток" на русском языке и гранки корректуры на языке люксембургском»; также провел читательскую конференцию, встретился со студентами Люксембургского государственного университета имени графа Люксембурга и принял участие в футбольном матче («Когда на пресс-конференции акула пера Боб Пинчер спросил меня, как я расцениваю свои футбольные успехи, я скромно ответил, что давно уже живу футбольным законом: не важно куда бить, главное — быть в центре поля»). Также посетил конкурс красоты («Вечером — затянувшийся до утра конкурс красоты среди девушек этой небольшой страны. В зале полно мужчин, а девушки выходят на эстраду в купальных принадлежностях. А ведь человек прежде всего красив в труде, а не на пляже!»); а кроме того, ему, по его признанию, «приходилось активно посещать заведения под кричащим названием „Найт-клаб" или ходить в кинематограф на какой-нибудь очередной секс-боевик. Жену же я специально оставлял ночевать в отеле, чтобы она не разлагалась под тлетворным влиянием».
 У Сазонова имеются также ученики, о которых он написал «творческий портрет» — это молодые поэты Вадим Угорелых, Владлен Замурский и поэтесса, работающая под псевдонимом Илья Топорищин: «„Я сегодня — это они завтра", — сказал Маэстро, желая им доброго пути». Возвратясь из отпуска, Евгений Сазонов свой первый взгляд бросил на молодых. «Они — мое будущее», — решил он. Писатель века предложил вниманию администрации «Клуба 12 стульев» творческие портреты своих учеников.
Меня попросили пожелать доброго пути трем молодым стихотворцам. Я с интересом прочел их стихи, познакомился с основными этапами творческих путей, с палитрами образов, с эстетическими платформами. Сейчас я поделюсь своей точкой зрения.
Первый из авторов — Вадим Угорелых — не замыкается в узком квартирном мирке, мыслит широко, безбрежно. Он не копается эгоистически в скучных личных переживаниях. Его образы дерзновенно устремляются в романтические дали:
Вселенная,
которой нет предела,
Лишь полустанок
на моем пути…
Другой автор — Владлен Замурский — нигде не опускается до бессвязных абстракций. Ему чужды вычурные гиперболы и риторическое фантазерство. Его стихия — обостренное восприятие жизни во всех ее проявлениях. Не пугаясь драматизма, порой трагизма, он искренне рвется туда, где тонко:
Не жди, все равно не приду,
Не смотри в окно, не приду.
Не гляди с тоской
На восток.
Ни наяву, ни в бреду
Я не приду
В восторг.
В этих строках слышится дыхание самого автора.
Осталась еще молодая поэтесса Илья Топорищин (это ее псевдоним). Она не из тех, кто пишет изысканно и утонченно, она пишет доступно и утолщенно. Илья Топорищин далека от квазиэмоций и псевдоконфликтов. Ее стихи — это своеобразная летопись ее чувств. Их у нее пять. Лучше других, пожалуй, развито зрение — искусство смотреть и видеть. То, что она видит, понятно и близко всем:
Вот край, где я родился,
Гдe детство я провел,
Как он преобразился,
Какой
вид
приобрел!
Эти стихи переливаются верными красками.
Должен заметить, что при всей несхожести манер трех молодых авторов объединяет удивительная скромность таланта. Но они не должны зазнаваться. Им следует много и плодотворно трудиться. Будут они и знаменитыми, и талантливыми.
О встречах с Сазоновым «писали» Эрнест Хемингуэй (пародийный очерк называется «Сазонов и море»), Ираклий Андроников («Загадка Евг. С.»), Василий Шукшин («Живет такой парень — Сазонов»), Аркадий Райкин («Мой школьный товарищ — Женя»), Андрей Вознесенский («Люблю Сазонова») и Владимир Солоухин («С Сазоновым по грибы»).[11]
Однажды Евгений Сазонов был умерщвлён, с описанием поминок и похорон («… собрались… на покойника посмотреть, себя показать…»), а затем воскрешён.
Прикрепления: Картинка 1 · Картинка 2
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 2094 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]