Главная » 2012 » Декабрь » 26 » 2 декабря родился Леонид Семенов
07:03
2 декабря родился Леонид Семенов
2 декабря родился Леонид Семенов (19 ноября (2 декабря) Петербург -  13 декабря (26 декабря) 1917 ) – поэт,духовный искатель и жизнеустроитель (как называет Семенова его биограф Баевский). Внук знаменитого ученого и путешественника П. П. Семенова Тянь-Шанского.  
     
При советской власти имя Леонида Семенова не было запрещено ,но и не вспоминалось. Только в собрании сочинений А.Блока ,в томе литературной критики (которую мало кто читает),можно было найти строки Л.Семенова наполненные неизъяснимым ощущением мистики и тайны:
 
Но царь не слышит; на щитах
он также ровен, лик без крови.
Чело в венце и меч в руках,
недвижны стиснутые брови.
  
"О тише, верные, он спит.
Сомкнуло время бездну с бездной,
и хаос мирно ворожит
над царским прахом пылью звездной.
 
Из поэзии Леонида Семенова:
 
Шарманка
 
Был праздник. Ушла со двора гувернантка.
Был тихий вечерний, задумчивый час.
На улице пела тоскливо шарманка,
Все было и нынче, как было не раз.
 
Две сестры примеряли пред зеркалом шляпы.
Качался на шляпках назойливо мак.
Задремал их братишка на стуле у папы.
Стучали часы одиноко тик-так.
 
В гостинной блестели старинные рамы.
Был траурным крепом затянут портрет,
улыбалось лицо в нем румяное мамы.
От окон блестел навощёный паркет.
 
И пела по-прежнему где-то шарманка,
скрипела на кухне несносная дверь.
Были счастливы дети... Ушла гувернантка...
Было завтра, вчера и теперь...
 
Осень
  
  
В эти дни всюду сонная тишь, 
словно ты не глядишь. 
Я хожу и топчу золотую листву, 
в эти дни не тебя ль я зову? 
Я березкам сказал, что тебя я простил: 
я не мог не простить - я любил. 
Но березки молчат, всюду тишь... 
Отчего - ты молчишь? 
  
II 
  
Тихо стали осенние дни, 
холоднее туман по утру, 
и горят уж по избам огни 
каждый день ввечеру. 
  
А в лесу от березок бело: 
вся у ног золотая листва. 
Стало пусто, просторно, светло, 
в паутинах трава. 
  
По дороге пойдешь -- тишина. 
Даже галки -- и те не кричат, 
и в платке, но все также одна -- 
ты прошла нынче в сад. 
 
На перекрестке
  
Как вор, я, отрок, в новолунье, 
Переступив родной порог, 
Пробрался к молодой колдунье 
На перекресток трех дорог. 
  
Меня учили: женщин гадки 
Объятья, ласки, нагота. 
Но в ведьме -- юность и загадки 
И не людская красота! 
  
И ей для тайны сладострастья, 
В селе старуху обокрав, 
Принес я кольца и запястья 
И зелень ядовитых трав... 
  
Я жду. Вот белая рубаха 
Мелькнет над рожью в полумгле, 
И с ведьмой -- жадною до страха -- 
Я припаду к родной земле.
 
Свиданье
  
Был купол храма в небе светел, 
Был день заветный середа; 
Меня дьячок у храма встретил 
И поклонился как всегда. 
  
Дала пятак я старой нищей, 
Остановилась у скамьи. 
Все было тихо на кладбище, 
В пыли купались воробьи. 
  
Я не забыла уговора 
И прождала на месте срок, 
Сидела долго у забора, 
Чертила зонтиком песок. 
  
И так же храм был в небе светел, 
Я шла назад, была одна. 
Никто из встречных не заметил, 
Какая стала тишина.
 
Вечер
  
Вот повеяло прохладой, 
тени длинные легли 
и над храмом, над оградой 
чертят ласточки круги. 
  
Стал на паперти церковной 
сиротливо нищих ряд, 
старцы в немощи духовной 
знамя крестное творят. 
  
И к Заступнице -- Царице 
под вечерний перезвон 
богомольцы вереницей 
подошли со всех сторон. 
  
В небе мирно над полями 
ровным пламенем горя, 
с золотыми куполами 
спорит алая заря. 
  
Детям снится: их хранитель 
отрок с благостным челом 
безмятежную обитель 
осенил своим крылом. 
 
Иванушка
  
Пчелки, пчелки мои золотистые, 
я - ваш кроткий, тоскующий брат. 
С вами цветики в поле душистые, 
не со мной, не со мной, говорят. 
  
Я один между вами все с думами; 
вот брожу в благовонном чаду, 
сердцем скорбный с мечтами угрюмыми 
я чужой здесь, я мимо пройду. 
  
Но уйду и для таинства старого 
пчелок труд соберу, сберегу. 
За вечерней свечу воску ярого 
пред иконой с молитвой зажгу. 
  
Будет теплиться жертва убогая, 
жертва пчелок, цветов и моя. 
Как они, стану снова пред Богом - я 
как они - тихий сердцем и я.
 
Интересная литературно-музыкально-живописная зарисовка о Леониде Семенове:

Из высказываний великих о Леониде Семенове:
 
Когда-то, рано погибший, Леонид Семенов-Тян-Шанский принес мне свою огненную поэму "Белые кони”. Поэт не знал тогда о легендах белого коня. Несмотря на азиатскую фамилию, полученную от деда, поэт был не близок Азии. Но он был настоящий поэт и поэтому своими путями пришел к восточному сознанию. ( Николай Рерих. ЭРДЕНИ МОРИ)
 
А. Белый рассказывает об этом в мемуарах «Начало века»: «...он шел 9 января в первых рядах с толпою рабочих, чтобы видеть осуществление идеи своей; когда грянули залпы, он в первых рядах был; кругом него падали трупы; он тоже упал, представляясь убитым; и этим лишь спасся; в течение нескольких дней он переродился... я не знал, что сильней возбуждало в нем ярость: расстрел ли рабочих, расстрел ли дичайших утопий его о царе и народе».
 
"Прямо, как он побывает, стыдно за свою жизнь. Не рассуждает, а делает", - сказал после одного из визитов Семенова Л.Н.Толстой и заплакал.
 
Биография.
Составление хронологии жизни Леонида Семенова наталкивается на значительные трудности вследствие своеобразия его мировоззрения, доходившего до отказа от традиционной культуры и ее письменной реализации, вследствие особенностей его биографии, наполненной скитаниями без крыши над головой, без своего угла, вследствие трагизма всей его эпохи войн и революций, целенаправленно уничтожавших культурные ценности и их носителей, в том числе свидетельства о жизни и страданиях замечательных людей и самих этих людей.
   Он родился и до 25 лет жил в Петербурге. Ранние годы его жизни были вполне безоблачны.Это семейная идиллия, действующими лицами которой, кроме трех мальчиков и их сестричек, оказываются трепетно любимые папа, мама, няня с традиционным сундучком, с вечным вязаньем в руках, учительница, бонна, тетушка, дедушка, бабушка, прабабушка. Вот он, семейный патриархальный уклад родовитого дворянства. Важнейшие события детской жизни -- сочельник, елка, говение, приезд бабушки, посещение дедушки, отъезд на дачу.   Самый младший брат, Александр, утверждает, что "печать некоторого избранничества лежала на нем (Леониде. -- В. Б.) с малых лет. Физически он был здоровее, стройнее и красивее других детей"9. С самого начала Леонид привлекал к себе особое внимание, возбуждал ожидание чего-то необыкновенного в своей судьбе. Это остро чувствовали братья и сестры, которые в его присутствии были более подтянуты и стремились отличиться чем-нибудь хорошим. Леонид раньше всех вставал, летом уходил на одинокие прогулки, избирая по возможности дикие уголки природы.
Особенность Леонида, которая определила его судьбу: он вполне, без остатка отдавался тому делу, которым занимался. Оно становилось для него не главным, а единственным.
Леонид Дмитриевич Семенов в свое время входил в плеяду поэтов Серебряного века. Ровесник и друг Блока, Мережковского, Андрея Белого, он учился на историко-филологическом факультете, и в молодости считал себя монархистом. Во время русско-японской войны помогал деду своему, П.П.Семенову-Тян-Шанскому поддерживать семьи забранных на войну солдат. Тогда и случился у него первый серьезный перелом во взглядах, ставший глубже во время Кровавого воскресенья.
После этого Леонид Дмитриевич стал революционным агитатором, был избран депутатом Первой Государственной думы, за свои взгляды был арестован и зверски избит жандармами. Однако этот путь через некоторое время показался ему ложным. Оставив революционную деятельность, Семенов, как тогда говорили,   опростился и «ушел в народ»; был   странником и батраком, сделался толстовцем, ездил в Ясную Поляну к Л. Толстому.
Рассказы Леонида Дмитриевича Толстой высоко ценил за нравственную позицию, но со взглядами самого автора изрядно спорил: "о приписании особенной, исключительной важности не только Библии, но и Евангелию, я совсем не согласен. Я не беру на себя смелость убеждать своими доводами такого, живущего вполне духовной жизнью, как вы, человека, но, любя вас, очень бы просил вас самому строго и свободно подумать об этом. Вы пишете, что то, что вы извлекаете из этих книг, из непонятных простому уму мест в этих книгах, дает вам веру и силу жить, как вы живете. Вспомните, что чудеса браминизма, буддизма, магометанства, так же иносказательно объясняемые, дают веру и силу жизни тем, которые им верят. "
Жил Леонид Дмитриевич в деревне, сам занимался крестьянским трудом, старался по мере сил  помогать крестьянам, долго и мучительно искал свой путь и свою веру. В последние годы жизни он много общался с сектой скопцов, хорошо знал их жизнь и быт. Семенов сектантов любил, жил среди них, чем мог помогал, заступался за них, обращаясь к покровительству А. Ф. Кони. Но со скопчеством примириться он не мог. Для женщин скопчество означало, в частности, выжигание грудей "до кости".
Силой своего авторитета Семенов спас крестьянскую девушку Софью Еремину от этого ужаса, в который ее пытался вовлечь ее собственный отец.
В 1915 - 1916 годах Леонид Дмитриевич бывал в Оптиной пустыни. Имено тогда и произошло его полное и окончательное возвращение к вере детства, поколебленной на время революционными исканиями и толстовством. Более того, он хотел принять постриг, но старец Анатолий  благословил не на это, а на брак с Софьей и принятие священнического сана.
Леонид готовился к браку и рукоположению, но...
С утра 13 декабря 1917 года Семенов и Софья Еремина на санях отправились в Гремячку и в соседнее имение, в котором жила тетя Таля - тетушка Семенова, в замужестве Наталья Яковлевна Грот (была расстреляна в январе 1918 г.). Поездка была связана с тем, что в ближайшие дни предстояли свадьба и рукоположение в священнический сан. В деревне они навестили отца Софьи Григория Еремина. Очевидно, в имении у тетушки Леонид сделал последние в жизни записи для своего романа-исповеди-дневника, а кто-то их скопировал, благодаря чему они и дошли до нас. Возвращались в темноте по сильному морозу. Около восьми часов вечера подъехали к дому, увидели, что он разбит (он был разворочен гранатой), в нем и вокруг него снуют какие-то люди. Леонид и Софья кинулись бежать в противоположную сторону, но кто-то за ними гнался и почти в упор выстрелил из ружья в затылок Семенову. Он был убит наповал.
Рукописи Семенова, в том числе не опубликованные и не скопированные родственниками, были сожжены и расстреляны ( бандитами.
Софья, отморозив пальцы, пешком лишь к утру добралась в Гремячку. Крестьяне сразу же поехали к дому Семенова. Его тело нашли в овраге в лесу. По свидетельству сестры Ариадны, "он лежал, сложив на груди руки, закрыв глаза, череп над лбом был снесен, как бы срезан". Дядя покойного А. П. Семенов-Тян-Шанский с горечью пишет: "Всем и каждому в этой местности было известно, что покойный не только не имел никакого оружия, но и не признавал, по своему духовному складу, его применения не только против людей, но даже против диких зверей. Известно было всем и каждому также и то, что в домике праведника не было никаких ценностей".
Прожил Леонид  Дмитриевич, как и полагается русскому поэту, 37 лет. А священником в свой черед стал его младший брат Александр...
Прикрепления: Картинка 1 · Картинка 2
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 1229 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]