Главная » 2013 » Февраль » 7 » 29 декабря родился Мори́с Роллина́
22:23
29 декабря родился Мори́с Роллина́

29 декабря родился Мори́с Роллина́ (29 декабря 1846, Шатору, Франция — 26 октября 1903, Иври-сюр-Сен, Франция) — французский поэт. Один из первых и самых знаменитых французских символистов, мастер сонета,певец ужасов и сельской природы.Его очень мало переводили на русский язык: известны не более полутора десятков его стихотворений. Во Франции поэт не забыт – его произведения входят в школьную программу. Стихи Роллина переводили на русский язык Валерий Брюсов (http://knigi-znatok.at.ua/blog/2013-01-11-240), Иннокентий Анненский (http://knigi-znatok.at.ua/blog/2012-09-05-110), Бенедикт Лившиц, Георгий Шенгели. В 2012 году вышло первое русское издание «Неврозов» Мориса Роллина. Стихи поэта переводили Б. Булаев, В. Васильев, Е. Витковский, Ю. Лифшиц, Ю. Лукач, Д. Манин, Я. Старцев, А. Триандафилиди.

 

 

Из поэзии Мориса Роллина:


Благодеяния ночи

 

 Когда в меня печаль коварная метнёт

 свой абордажный крюк, кривясь в ухмылке гадкой,

 меня благая Ночь спешит обнять украдкой,

 залить мою слезу росой своих забот.

 

 Избавь, шалунья-ночь, меня от всех невзгод,

 накрой крылами лжи, надеждой и загадкой,

 и в беспредельной тьме, на сновиденья падкой,

 моих туманных грёз исчезнет скорбный гнёт.

 

 А если мёртвых слов услышу я звучанье,

 она сыграет мне весёлый вальс молчанья

 на все свои лады, безмолвные вполне;

 

 когда ж со мной печаль бредёт в полоске света,

 невольно усмехнусь, — и Ночь ответит мне,

 улыбку у луны похитив для поэта.

Перевод Ю. Лифшица

 

Лунатик

 

Как кукла, выпрямясь и тростью чуть играя,

Затянут в черный фрак, в циллиндре щегольском,

Автоматически размеренным шажком

Он тихо движется по крыше, возле края.

 

Гуляка призрачный, свершая моцион,

Без устали бредет карикатурой странной,

И в грозовой выси, пергаментно-туманной,

Свой контур траурный вычерчивает он.

 

Сверкнула молния. При беглом свете этом,

Пока лунатик плыл застылым силуэтом,

Касаясь пустоты и прорезая тьму,

 

И желоб сотрясал стопой канатоходца, -

Объятый ужасом, увидел я: к нему

Чтоб разбудить его, громадный кот крадется.

Перевод Г. Шенгели

 

 

Библиотека

 

Я приходил туда, как в заповедный лес:

Тринадцать старых ламп, железных и овальных,

Там проливали блеск мерцаний погребальных

На вековую пыль забвенья и чудес.

 

Тревоги тайные мой бедный ум гвоздили;

Казалось, целый мир заснул иль опустел:

Там стали креслами тринадцать мертвых тел,

Тринадцать желтых лиц со стен за мной следили.

 

Оттуда, помню, раз в оконный переплет

Я видел лешего причудливый полет,

Он извивался весь в усильях бесполезных:

 

И содрогнулась мысль, почуяв тяжкий плен, –

И пробили часы тринадцать раз железных

Средь запустения проклятых этих стен.

Перевод И. Анненского

 

Магазин самоубийств

 

"Вот - верный пистолет... отточенные бритвы...

 Веревка... хлороформ... Надежней не найти!

 Попробуйте, клянусь: ни папские молитвы,

 Ни лучшие врачи не смогут вас спасти!

 

Вот - яды разных змей... Растительные... Я бы

Советовал вам взять кураре... Иль вот тут -

Напиток, сваренный из сока кучелябы1:

В одно мгновение он скрутит вас, как жгут.

 

За каждый проданный снаряд самоубийства

Даем ручательство, и это не витийство,

Но лучшее из средств покинуть дольний мир", -

 

Он указал на дверь, заделанную в стену, -

"Ему научат вас за небольшую цену

Девица Осьминог и госпожа Вампир".

Перевод Б. Лившица

 

Богема

 

Последний мой приют — сей пошлый макадам,

Где столько лет влачу я старые мозоли

В безумных поисках моей пропавшей доли,

А голод, как клеврет, за мною по пятам.

 

Твоих, о Вавилон, вертепов блеск и гам

Коробку старую мою не дразнят боле!

Душа там скорчилась от голода и боли,

И черви бледные гнездятся, верно, там.

 

Я призрак, зябнущий в зловонии отребий,

С которыми сравнял меня завидный жребий,

И даже псов бежит передо мной орда;

 

Я струпьями покрыт, я стар, я гнил, я — парий.

Но ухмыляюсь я презрительно, когда

Помыслю, что ни с кем не хаживал я в паре.

Перевод И. Анненского

 

Макадам – название дорожного покрытия из щебня

Клеврет — (греч.). Товарищ, собрат.

 

 

Бледный ангел

 

Давно смотрю на мир угрюмо и устало:

Мои погасли сны, и смех стал суховат;

С восторженной души очарованье спало,

Растаял дух Любви и Славы аромат.

 

Но до сих пор со мной дитя бледней опала,

Хлорозный ангел мой, чей безразличен взгляд,

Лилейная душа, что в скорби изнывала,

На крыльях томных ласк летая наугад.

 

Блаженный призрак мой в чарующем дурмане!

Струят любовь твои таинственные длани

И опьяняет звук пленительных шагов.

 

Ты жалостью своей бодришь моё изгойство,

А голос твой, сочась надеждой нежных слов,

Баюкает моё слепое беспокойство.

Перевод Ю. Лифшица

 

Мим

 

Коклену

 

Чей дикий бред меня сюда забросил, чтобы

Гримасничать в ночи, взор в зеркало вперив,

Когда Париж во мгле осенней, молчалив,

Туманы Сены пьет запоем до озноба?

 

Однако же я здесь: смешав с радушьем злобу,

С отчаянием – смех, с апатией – надрыв,

Стеклу бесстрастному свое лицо открыв,

Как гаммы, я страстей разыгрываю пробы.

 

Но вот, другой этюд готовя непростой,

Хочу представить я со всею остротой,

Как демон скалится, свое клянущий дело.

 

И тут же на меня сквозь ледяную гладь

Уставилось лицо чужое – не узнать,

Из глаз которого моя душа глядела!

Перевод Д. Манина

 

Фортепьяно

 

Марселю Ноэлю

 

Как воспевать тебя, когда слова пусты,

Магический язык, мой собеседник милый?

Из клавишей твоих ещё вчера персты

Вытягивали боль мелодии унылой.

 

Ты для невежд – хвала! – вовек непостижим.

Бетховен чрез тебя безумьем полнил звуки,

Шопен, слегка хмельной и странный Серафим,

Тебе вверял огонь своей душевной муки.

 

Мечтанья нежные в мелодии любой,

И сладострастие поникнет пред тобой,

Любовный вздох и грусть нас опьянят экстазом.

 

Искусный музыкант с тобою обручен;

Ты сердце подкрепишь и взбудоражишь разум,

Откликнется душа на твой щемящий стон.

Перевод А. Триандафилиди

 

Биография

Морис Роллина родился в 1846 году в городе Шатору, в провинции Берри, в средней полосе Франции. Его отец — Франсуа Роллина, с 1848 года депутат Национальной Ассамблеи от департамента Эндр, — был хорошим другом знаменитой Жорж Санд, творчество которой сильно повлияло на молодого Роллина. Морис с раннего детства проявил способности к музыке, безостановочно играя на огромном рояле в доме отца. К началу 1870-х годов относятся первые литературные опыты Роллина, а в 1877 году он закончил работу над первым сборником стихотворений «На вересковых пустошах», в котором пытался полностью подражать стилю Санд. Морис прочёл ей свои стихи, и Санд убедила его попытать счастье на литературном поприще в Париже. До того, как последовать совету писательницы, он унаследовал профессию отца - стал нотариусом, получив в 19 лет звание бакалавра. Роллина совершенно не видел себя в этой роли, уделяя всё больше времени музыке и поэзии, но отец имел на него огромное влияние, что делало выбор профессии очевидным.

Оставаться в Шатору Роллина не хотелось, и вскоре после окончания университета, благодаря протекции Жорж Санд, молодой адвокат переехал в Париж, где стал служащим в отделе гражданского состояния мэрии VII округа. Работа не давала никакого статуса в обществе, зато позволяла жить в столице, не нуждаясь. Через несколько лет после приезда Морис женился на девушке Мари, завёл семью.

Вместе с женой Морис поселился в самом центре Латинского квартала, на улице Сен-Жермен. Здесь он познакомился с многими собратьями по перу, а вскоре, увлечённый стилем жизни многих молодых французских литераторов тех лет, с головой окунулся в богемную жизнь. В1878 году Роллина примкнул к обществу «Гидропатов», основанному Эмилем Годо, а затем принял участие в создании кафе «Чёрный кот» в 1881 году. В этом кабаре, где несколько раз в неделю собирались талантливые писатели и музыканты Парижа, Роллина снискал славу прежде всего как исполнитель песен на стихи Шарля Бодлера, Леконта де Лиля и Оскара Уайльда. Но всеобщая, настоящая слава пришла к Морису в 1883 году, когда он выпустил свой знаменитый сборник стихов «Неврозы», навеянный творчеством Бодлера. Стихи «Неврозов» стали особенно популярны среди читающей публики после того, как Роллина пропел некоторые из них на свою же музыку в салоне Сары Бернар. Роллина сразу стал популярен, но в целом жизнь у него не складывалась. Творческая интеллигенция Франции разделилась на два лагеря: одни считали его великим творцом, одарённым поэтом, талантливым музыкантом, другие называли лишь «маленьким Бодлером».

Вскоре начался кризис. От Мориса ушла жена. Переживая один тяжкий период за другим, он порывает с Латинским кварталом и возвращается на родину, в городок Фресселин, где проведёт остаток жизни с актрисой Сесиль Пуэтр , выступавшей в «Чёрном коте» под псевдонимом Мадам де Гурне. Следующий сборник стихотворений Роллина, «Бездна» , содержит пессимистические размышления о человеческих пороках. В 1892 году в сборнике «Природа» Роллина вернулся к прежним сюжетам. Его стихи стали вновь появляться во французской прессе, хотя и крайне редко.

Вскоре после переезда в Фресселин материальное положение Роллина ухудшилось. Он больше не работал, не получал гонорары за стихи. У него начались проблемы со здоровьем, его подруга стала употреблять наркотики. В конце августа 1903 года Сесиль покусала бешеная собака, от чего она вскоре умерла. Морис дважды пытался покончить с собой, но его отправили в психиатрическую клинику доктора Моро, где он скоропостижно скончался 26 октября. Его похоронили на кладбище в Шатору.

Прикрепления: Картинка 1
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 412 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]