Главная » 2012 » Сентябрь » 30 » 25 сентября родился Карлос Руис Сафон
11:09
25 сентября родился Карлос Руис Сафон
25 сентября родился Карлос Руис Сафон (25 сентября 1964, Барселона) – самый популярный испанский (каталонский) писатель XXI века. В 2001 году он написал роман — «Тень ветра». Он имел ошеломляющий успех не только на родине, где выдержал за четыре года около тридцати изданий, но и в других странах, будучи переведен на 45 языков, включая турецкий и китайский, и вышел в разных странах мира общим тиражом более 10 млн экземпляров. Книга, которая продолжает лучшие традиции средневекового готического романа, удостоена 15 престижных литературных премий, долгое время возглавляла все европейские книжные чарты. В Испании и Германии «Тень ветра» была признана одной из лучших книг всех времен. Имя Сафона критика ставит в один ряд с именами Умберто Эко и Дэна Брауна. «Тень ветра» — самая успешная книга, опубликованная в Испании, со времен «Дон Кихота» Сервантеса.
     
Цитаты из книг Карлоса Сафона подтверждают простую истину : для завоевания серьезного успеха даже развлекательные книги (а такими без сомнения являются книги Сафона),кроме занимательного сюжета должны быть наполнены серьезными вещами, то бишь философией (пусть даже житейской) , психологией (пусть даже бытовой), мудрой иронией:
 
Как-то один из постоянных посетителей лавки заметил: едва ли найдется нечто, способное оказать такое влияние на читателя, как первая книга, проложившая путь к его сердцу. Те первые образы, отзвук слов, которые, как нам кажется, остались далеко в прошлом, сопровождают нас всю жизнь. Они возводят в нашей памяти дворец, в который – сколько бы книг мы потом ни прочли, сколько бы миров ни открыли, сколько бы ни узнали и ни позабыли – нам неизбежно предстоит вернуться.
 
Всякая тайна стоит ровно столько, сколько тот, от кого мы ее скрываем.
 
Никогда не прибавляй себе годы, об этом позаботится сама жизнь.
 
– Латынь, парень. Мертвых языков не существует, есть лишь заснувший разум.
 
А вам, Даниель, какие женщины нравятся?
– По правде говоря, я плохо в них разбираюсь.
– Да в них никто не разбирается: ни Фрейд, ни даже они сами. Это как электричество. Необязательно в нем разбираться, чтобы ударило током. Ну, признавайтесь. Какие вам милее всего? Что до меня, то я уж, извините, предпочитаю тех, что в теле, чтобы было за что ухватиться. Однако вам, должно быть, милее худосочные.
 
– Что ж, не беда, ведь самое интересное в женщинах – открывать их. Каждый раз – будто впервые, словно прежде ничего не было. Ты ничего не поймешь в жизни, пока впервые не разденешь женщину. Пуговица за пуговицей, словно в зимнюю стужу очищаешь обжигающий маниок.
 
– Человек, будучи высокоразвитой обезьяной, является животным общественным, а потому для него характерны приверженность кумовству, круговой поруке, мошенничеству, сплетням; именно эти черты определяют его поведение и мораль, – рассуждал он. – Это чистая биология.
 
День выдался чудесный: ясное лазурное небо, свежий прохладный ветерок, пахнувший осенью и морем. Больше всего я любил Барселону в октябре, когда неудержимо тянет пройтись, и каждый становится мудрее благодаря воде из фонтана Каналетас
 
– Телевидение, друг Даниель, это Антихрист, и, поверьте, через три-четыре поколения люди уже и пукнуть не смогут самостоятельно, человек вернется в пещеру, к средневековому варварству и примитивным государствам, а по интеллекту ему далеко будет до моллюсков эпохи плейстоцена. Этот мир сгинет не от атомной бомбы, как пишут в газетах, он умрет от хохота, банальных шуток и привычки превращать все в анекдот, причем пошлый.
 
– Ты кажешься очень уверенным в себе, Даниель.
Я, никогда не знавший наверняка даже который час, с убежденностью невежды кивнул.
 
Дело в том, что мужчина, если вернуться к доктору Фрейду и выразиться фигурально, нагревается как лампочка: включили – докрасна, выключили – снова остыла. Женщина же, и это доказано наукой, нагревается как утюг, понимаете? На медленном огне, постепенно.Но уж если нагрелась как следует, этот жар никто не остудит.
 
Всего лучшего на свете приходится ждать. Есть тут некоторые желторотые, уверенные, что если они положили руку женщине на задницу и она не возразила, то и дело в шляпе. Жалкие дилетанты. Сердце женщины – как лабиринт изысканных ощущений, бросающий вызов примитивному разуму прохвоста-мужчины. Если вы действительно желаете обладать женщиной, вы должны думать как она, и в первую очередь стараться покорить ее душу. Ну а все остальное, эта мягкая сладкая оболочка, лишающая нас рассудка и добродетели, приложится само собой.
 
Поэзия лжет, хотя и весьма красиво, а то, что говорю я, – чистая правда, простая как апельсин.
 
– Это не злоба. Это самая настоящая глупость. Люди глупы, и это, скажу я вам, не одно и то же. Зло подразумевает моральный детерминизм, намерение и некоторую долю мыслительной деятельности. Дураки же и варвары никогда не задумываются и не размышляют. Они действуют, подчиняясь своим инстинктам, как животные на скотном дворе, убежденные, что творят благо, что всегда и во всем правы, гордясь тем, что всегда готовы – прошу прощения – поиметь любого, кто хоть чем-то отличается от них, цветом ли кожи, вероисповеданием, языком, национальностью, или своеобразным досугом. В чем действительно нуждается наш мир, так это в том, чтобы в нем было побольше истинных злодеев и поменьше дикарей-полуживотных.
 
В мире вечно происходит что-то плохое, но когда это касается кого-то близкого тебе, все представляется в черном свете.
 
Профессор лишь покачал головой.
– Это как морской прилив, знаете ли, – сказал он, уже уходя. – Я имею в виду подобное варварство. Оно отступает, и ты думаешь, что спасен, но все всегда возвращается, всегда… И мы, захлебываясь, идем ко дну. Я это наблюдаю каждый день в школе. Боже мой! В классах сидят не ученики, а самые настоящие обезьяны. Дарвин был наивным мечтателем, я вас уверяю. Какая там эволюция, помилуйте! На одного здравомыслящего у меня целых девять орангутангов.
 
– Однажды кто-то сказал: в тот момент, когда ты задумываешься о том, любишь ли кого-то, ты уже навсегда перестал его любить.
 
– Вам удалось ее обнять?
– Нет.
– Добрый признак. Никогда не доверяйте тем, кто охотно позволяет себя лапать на первом же свидании. Но тем более остерегайтесь тех, кому для этого требуется разрешение священника. Самые лакомые кусочки ветчины – простите за грубое сравнение – всегда посредине. Ну, если, конечно, подвернулась возможность, не будьте ханжой и пользуйтесь случаем. Однако если ищете серьезных отношений, запомните это золотое правило.
 
Но суть вопроса вот в чем: она из тех, в кого влюбляешься, или из тех, кто пленяет, пробуждая наши природные инстинкты?
– Понятия не имею, – сказал я. – По-моему, и то, и другое.
– Смотрите, Даниель, тут все просто. Это как с несварением желудка. Чувствуете что-нибудь здесь, в самой середине? Ну, как если бы проглотили кирпич? Или же ощущаете только общий жар?
– Скорее, похоже на кирпич, – сказал я, впрочем, ощущая и некоторый жар тоже.
– Ну, значит, дело серьезное, берегитесь.
понимаете?
 
Но со временем вы заметите, что самое главное – это не то, что даешь кому-то, а то, чем поступаешься.
 
Товарищ Сталин здоров как бык, а уж когда он мочится, Волга пересыхает от зависти.
 
– Ведь самый надежный способ обезопасить себя от бедняков – приучить их подражать богатым. Вот он, этот яд, которым капитализм ослепляет …
 
Мало что обманывает так, как воспоминания.
 
– Люди, у которых нет собственной жизни, всегда вмешиваются в чужую
 
Судьба обычно прячется за углом. Как карманник, шлюха или продавец лотерейных билетов; три ее самых человечных воплощения. Но вот чего она никогда не делает – так это не приходит на дом. Надо идти за ней самому.
 
– Даже с моей в общем-то скромной внешностью приходится приводить себя в порядок не менее полутора часов. Нет духа без оболочки; это печальная реальность нашего тщеславного времени. Vanitas pecata mundi.
 
Глупцы говорят, трусы молчат, мудрецы слушают.
– Кто это сказал? Сенека?
– Нет. Сеньор Браулио Реколонс, хозяин мясной лавки на улице Авиньон, у него талант ко всему, что касается колбасы и метких максим.
 
Не верь тому, кто верит всем.
 
По статистике, в постели народу умирает больше, чем в окопах.
 
Вопреки вашему твердому убеждению, Вселенная не пляшет под ту дудку, что у вас в штанах, даже если вы свято в это верите. На будущее человечества влияют другие факторы.
 
Отношения родителей и детей основываются на тысячах маленьких невинных обманов. Подарки от волхвов
, мышка, которая уносит молочные зубы, и так далее, и тому подобное.
 
Одних обычно вспоминаешь, а другие – снятся.
 
Порой мы принимаем людей вокруг нас за лотерейные билеты, которые служат лишь для того, чтобы осуществить наши абсурдные мечты.
 
Вино превращает умного человека в дурака, а глупого – в мудреца.
 
Далекий от того, чтобы гордиться своими моральными принципами, он часто шутил по поводу своей творческой продуктивности и называл ее самой безобидной формой трусости:
– Пока работаешь, тебе не надо смотреть жизни в глаза.
 
– Деньги зарабатывать нетрудно, – сетовал он. – Трудно зарабатывать их, делая то, чему стоит посвятить жизнь.
 
Случайности – это шрамы на теле судьбы.
 
Рассказ – это письмо, которое автор пишет самому себе, чтобы объяснить то, что иным образом понять не может.
 
Каждый из нас любит так, как умеет.
Ухаживать за женщинами - все равно что танцевать танго: сплошной абсурд и чистой воды фантазии да причуды.
 
Одно дело - верить женщине, другое дело - верить всему, что она говорит.
 
Я не доверяю людям, утверждающим, что у них много друзей. Это означает всего-навсего, что они плохо разбираются в ближних.
 
Не стоит терять время, пытаясь изменить мир. Достаточно позаботиться, чтобы мир не смог изменить нас самих.
 
Подарки делаются от души того, кто дарит, и не зависят от заслуг того, кто их принимает.
 
- Знаете, что самое лучшее в разбитых сердцах?...То, что разбить сердце можно только один раз. потом на нем остаются лишь царапины.
 
Молчание творит чудеса — даже законченный осел целую минуту будет выглядеть мудрецом.
 
- Иногда гораздо легче говорить с незнакомцем, чем с кем-то, кто тебя хорошо знает. Интересно почему?
 - Наверное, потому, что чужие люди нас воспринимают такими, какие мы есть на самом деле, а не такими, как им бы хотелось нас видеть.
 
Надежда жестока и тщеславна, и у нее нет совести.
Поэзию пишут слезами, романы - кровью, а историю - вилами по воде.
 
Когда человек получает то, чего желает больше всего, обычно повторяется история, которая всегда происходит с цветами: взяв в руки букет, вы не знаете, куда его пристроить.
 
...Вы, мужчины, считаете, что ваша честь напрямую зависит от степени упрямства.
 
С возрастом человек начинает многое понимать. Например, теперь я знаю, что жизнь делится в основном на три этапа. На первом никто даже не задумывается, что когда нибудь постареет, что время идет и с самого дня рождения перед нами открывается путь, конец которого предопределен. Юность проходит, и наступает второй этап, когда человек осознает, сколь хрупка его жизнь. То, что поначалу он принимает за обычное смятение, нарастает в душе как лавина сомнений, и в этом состоянии неуверенности люди пребывают до конца дней. Наконец на закате жизни начинается третий этап, когда человек способен принять реальность как есть. Его уделом становится смирение и ожидание. Я знавал немало людей, кто задержался на одном из этих этапов, будучи не в силах преодолеть себя и двигаться дальше.
 
- Не нужно стыдиться того, что вам страшно. Страх - одно из проявлений здравого смысла. Ничего не боятся только круглые дураки.
 
Любая стратегия убеждения, достигающая цели, апеллирует сначала к любопытству, затем к тщеславию и, наконец, к доброте или угрызениям совести.
 
Биография
Карлос Руис Сафон родился в Барселоне в 1964 году. Сценарист по профессии. С 1993 жил в США (Лос-Анджелес), в 2006 вернулся в Барселону.
На сегодняшний день Карлос Руис Сафон является одним из самых читаемых и популярных авторов во всём мире. Его литературная карьера началась в 1993 году вместе с публикацией серии мистических книг для подростков — «Принц тумана» , «Дворец полуночи», «Свет сентября» (позднее объединённые в «Трилогию тумана») и «Марина» .
 В 2001 году он написал свой первый «взрослый» роман — «Тень ветра».Следующий роман, последовавший за «Тенью ветра» — «Игра ангела» (2008) сразу был опубликован барселонским издательством Planeta миллионным тиражом. «Игра ангела» — наиболее продаваемая книга за всю историю Испании. В первую неделю после выхода в свет книгу купили 230 тыс. человек.
 Последний роман Сафона «Узник неба» был выпущен в (2011) году и стал одной из самых продаваемых книг года в Латинской Америке.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 563 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]