Главная » 2017 » Апрель » 22 » 25 июля родился Эрик Хоффер (второе годовое кольцо)
10:14
25 июля родился Эрик Хоффер (второе годовое кольцо)
25 июля родился Эрик Хоффер (25 июля 1898 г., Нью-Йорк — 21 мая 1983 г., Сан-Франциско) — американский философ. Не то восхищенно, не то удивленно, не то иронично, его называли – "грузчик-философ", что соответствовало действительности. Даже став почетным профессором университета в Беркли, Хоффер проводил лекции в рабочей одежде и являлся на заседания ученого совета после тяжелой физической работы в порту. Он прожил всю жизнь в одиночестве, но никогда не тяготился им. И говорил, что «подлинная тоска и одиночество заключаются в неспособности быть наедине с самим собой и думать самостоятельно».
  
В 1982 году получил из рук президента Рейгана Президентскую Медаль Свободы — высший правительственный знак отличия, который может получить гражданское лицо в США.
Его первая книга «Истинноверующий: Мысли о природе массовых движений» (1951) получила довольно широкое признание, но только, как говорится с горьким юмором, в узких кругах. Пятьдесят лет спустя после публикации она остается одним из самых значительных и самых недооцениваемых произведений нашего времени.
В нашей электронной библиотеке «Истинноверующий» - ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ
Объемом всего в сотню страниц, она до сих пор является лучшим объяснением существования любой общественной организации, религии, политической партии или культа, а также причин увлечения людьми массовыми движениями — от террористических организаций до уличных группировок.
**
Научный редактор первого издания «Истинноверующего» на русском языке — академик, профессор Л. Л. Михайлов написа: «Единственно от чего следовало бы удержаться нам, читателям, — так это от соблазна отнести содержание всего, что содержится в книге, на счет других. Нужно найти в себе мужество, всматриваясь в изображение, обнаружить самих себя, поскольку у нас есть все основания сказать, перефразируя слова Рокуэлла Кента: «Это мы, Господи!»
 
Цитаты из книг Эрика Хоффера:
**
Когда люди вольны поступать как угодно, они обычно подражают друг другу.
**
Массовые движения могут появиться на свет и распространиться без веры в Бога. Но без веры в дьявола не могут никогда! Сила массового движения обычно пропорциональна яркости и конкретности своего дьявола.
**
Всякая вера бессильна, если она не включает в себя веры в будущее.
**
Мы абсолютно уверены только в том, чего не понимаем.
**
Мы то, чем нас считают другие: мы знаем себя главным образом понаслышке.
**
Человек, кусающий руку, которая его кормит, обычно лижет сапог, который его пинает.
**
По-прежнему правдиво изречение, согласно которому человек именно тогда проявляет себя человеком, когда превращает препятствия в возможности.
**
Пустая голова отнюдь не пуста: она заполнена мусором.
**
Удовлетворенные люди считают этот мир отличным и хотят сохранить его таким, как он есть, в то время как неудовлетворенные требуют радикальных перемен.
**
Угнетенные борются не за свободу: они борются за власть – то есть за возможность угнетать других.
**
Грубость – это потуги слабого продемонстрировать силу.
**
Чем меньше у человека оснований говорить о своем собственном превосходстве, тем больше он готов утверждать, что превосходством обладает его страна, его религия, его раса и его «священное дело». Вера в «священное дело» частично заменяет утраченную нами веру в самих себя.
**
Ненависть – самый общедоступный и наиболее объемлющий из всех объединяющих элементов. Ненависть отрывает и уносит человека от его «я», он забывает про свое благо и свое будущее и освобождается от мелочной зависимости или корысти. Он превращается в безымянную частицу, трепещущую от страстного желания раствориться и слиться с ему подобными в одну кипящую массу. Гейне говорил: то, чего не может сделать христианская любовь, можно добиться всеобщей ненавистью.
**
Недовольство сильнее всего, пожалуй, тогда, когда страдания терпимы; т. е. когда условия жизни улучшаются настолько, что человеку начинает казаться возможным полное благополучие.
**
Наша неудовлетворенность сильнее тогда, когда мы многое имеем и хотим иметь еще больше, чем когда мы ничего не имеем и хотим немногого. Мы меньше недовольны, когда нам не хватает многого, чем когда нам не хватает чего-нибудь одного.
**
Фанатик уверен, что все знает, поэтому не способен на новое. В основе его взглядов лежит убеждение, что жизнь и вселенная укладываются в простую формулу, ему известную.
**
Для некоторых свобода обозначает возможность делать то, что хочется; для большинства же - это право не делать того, чего не хочется.
** 
Из хорошо приспособленных к жизни людей выходят плохие пророки. С другой стороны, те, кто воюет с настоящим, лучше замечают ростки будущего и лучше видят семена перемены и возможности небольших начинаний.
**
Своими собственными делами человек больше занимается тогда, когда они имеют смысл; в противном случае он бросает свои бессмысленные дела и лезет в чужие.
Вмешательство в чужие дела выражается в сплетнях, кознях, в сований носа туда, куда не следует, а также в лихорадочном интересе к общественным, национальным или расовым делам. Убегая от самого себя, мы или бросаемся на шею соседу, или хватаем его за горло.
**
Поиски счастья - основной источник несчастья.
**
Массовые движения обычно обвиняют в обмане их участников: в том, что они надеждами на будущее лишают их возможности наслаждаться настоящим. Но для неудовлетворенных настоящее и без того непоправимо исковеркано: удобства и удовольствия не могут восстановить для них настоящего. Только надежда может принести им чувство подлинного удовлетворения.
**
Бытует такая тенденция: судить о расе, о народе или об известной группе людей по их малодостойным членам. Хотя это явно несправедливо, но в этом есть доля правды, ибо, действительно, характер и судьба какой-либо группы часто определяются её худшими элементами.
**
Религиозный характер большевистской революции и революции немецких нацистов общеизвестен. Серп и молот и свастика принадлежат к той же категории, что и крест. Церемониал всяческих шествий и парадов похож на церемониал религиозной процессии. У обеих имеются свои догматы веры, святые, мученики и священные гробницы.
**
Низшие элементы народа могут оказывать заметное влияние на ход событий потому, что они абсолютно не ценят настоящего. Свои собственные жизни и все настоящее они считают непоправимо испорченными, а потому и то и другое готовы разбазарить и разрушить до основания: отсюда их безрассудство и стремление к хаосу и анархии. Они еще страстно стремятся растворить свои исковерканные и бессмысленные «я» в каком-то душеспасительном общественном спектакле — отсюда их склонность к объединенным действиям. Именно поэтому они оказываются среди первых призывников революции, массовых переселений, религиозных, расовых или шовинистических движений: они накладывают свою печать на эти потрясения и движения, которые творят характер и историю нации.
Отвергнутые, отодвинутые на задний план люди становятся сырьем для будущего нации. Камень, выброшенный строителями, становится краеугольным камнем нового мира. Народ, не имеющий общественных отбросов и недовольных, бывает обычно дисциплинированным, благопристойным, мирным и приятным, но, пожалуй, без каких-либо семян большого будущего. Вовсе не ирония истории в том, что именно отверженные из разных стран Европы пересекли океан и построили на новом континенте новый мир. Только они могли сделать это.
**
Эмиграция дает несколько таких же возможностей, какие неудовлетворенные ищут, присоединяясь к массовому движению, а именно перемену и возможность начать жизнь сызнова.
**
Мы скорее ненавидим тех, кто справедливо недоволен нами, чем тех, кем мы справедливо недовольны.
**
Неудовлетворенные встречаются на всех ступенях жизни, однако больше всего их в следующих категориях:
а) бедняки;
б) неудачники (не нашедшие своего места в жизни);
в) изгнанники;
г) меньшинства;
д) подростки;
е) честолюбцы (стоящие или перед непреодолимыми препятствиями, или перед неограниченными возможностями);
ж) одержимые пороками и навязчивыми идеями;
з) импотенты (физические или умственные);
и) эгоисты;
к) скучающие;
л) грешники
**
Объединение, скорее, процесс вычитания, а не сложения. Для того чтобы слиться с коллективом, человек должен лишиться своей индивидуальности и своих особенностей. Он должен быть лишен свободы выбора и независимости суждения.
Элементы, которые ему придаются в коллективе, – вера, надежда, гордость, уверенность, – по своему происхождению отрицательные. Экзальтация – возбуждение истинноверующего – не из запасов сил и мудрости, а от чувства освобождения: он был освобожден от бессмысленной тяжести самостоятельного существования.
**
Горячее убеждение в том, что мы имеем священную обязанность перед другими, часто только способ спасения нашего утопающего «я»; мы хватаемся за проплывающий мимо плот.
**
Источник нашей созидательности в слабости; человек творит, чтобы компенсировать то, чего ему не хватает.
**
Когда мы любим, обыкновенно не ищем себе союзников. Но когда ненавидим, мы всегда ищем союзников.
**
Личность вождя, вероятно, — решающий фактор для характера и сроков массового движения. Такие исключительные вожди, как Линкольн и Ганди, не только старались обуздать вредные стороны массового движения, но были готовы покончить с ним, когда цель движения была более или менее достигнута. Они из тех немногих, у кого «власть развила величие и щедрость души». Средневековый ум Сталина, его природная мстительность и жестокость стали главными факторами, удлинившими активный период коммунистического движения. Гадать, конечно, бесполезно, что сталось бы с русской революцией, проживи Ленин еще лет 10 — 20. Кажется, что в нем не было того варварства души, которое так очевидно у Гитлера и Сталина, — варварства, делающего, по словам Гераклита, наши глаза и уши «недобрыми свидетелями человеческих поступков». Сталин подготавливает своих возможных преемников, похожих на него, и те же щи уготованы русскому народу, видимо, на десятилетия.
**
Люди, постоянно чувствующие себя не на месте, могут найти спасение только в полной отрешенности от себя. И такое спасение они находят в том, что отрешаются, теряются в тесной коллективности массового движения.
**
Когда неудовлетворенные распространяются по поводу неискоренимой низости и подлости своего времени, они этим как бы смягчают свои чувства неудачи и изолированности.
**
Массовое движение на подъеме привлекает и удерживает своих приверженцев не своей доктриной и не обещаниями, а тем убежищем, какое оно дает им, – убежищем от тревог бессмысленного и одинокого существования.
**
Гитлер рано понял, какие безграничные возможности имеет пропаганда, призывающая к коллективной сплоченности и единению. Он знал, что главная страсть неудовлетворенных – «принадлежать», и что для удовлетворения этой страсти все средства хороши.
**
Массовое движение не только изображает настоящее чем-то ничтожным и жалким, но и умышленно делает его таким.
**
Мечты, видения и непомерные надежды – все это могучее оружие и настоящие инструменты. Подлинный вождь-реалист отлично понимает ценность этих инструментов для дела. Понимает потому, что презирает настоящее. А настоящее презирает потому, что не способен к практическим делам.
**
Биография
Большую часть подробностей ранней жизни Хоффера мы знаем только из его слов, и поэтому некоторые события его детства вызывают сомнения у историков. Хотя Хоффер утверждал, что родился в США, он говорил с явным немецким акцентом.
Эрик Хоффер родился 25 июля 1898 года (по другим данным в 1902) в Нью-йоркском пригороде Бронкс в семье немецких иммигрантов, выходцев из немецкого Эльзаса, Кнута и Эльзы Хоффер. В возрасте пяти лет, Хоффер уже мог читать на английском и родном немецком. Когда ему было пять лет, его мать упала с лестницы с ним в руках. Позже он вспоминал: "Я потерял зрение в возрасте семи лет. За два года до этого, моя мать и я упали вниз по лестнице. Она не восстановилась и умерла на второй год после падения". Его зрение необъяснимо вернулся, когда ему было 15. Опасаясь, что он может потерять его снова, он ухватился за возможность читать столько, сколько он мог.
Хоффер был молодым человеком, когда он потерял своего отца. Профсоюз заплатил за похороны Кнута Хоффера и дал Эрику $300 страховых денег. Он уехал в Лос - Анджелес и провел следующие 10 лет много читая и работая на временных местах.
В 1931 году он попытался совершить самоубийство, задумав выпить кислоты, но не смог заставить себя сделать это. Мигрируя по стране, меняя работы, Хоффер делил свое время "между книгами и борделями."
Пытался поступить на службу в армии США в возрасте 40 лет во время Второй мировой войны, но он не был принят по здоровью. Тогда он начал работать грузчиком на причале Сан-Франциско (с 1943 года). Покинул доки он в 1964 году.
Хоффер называл себя атеистом, но имел сочувствующие взгляды на религию и считал ее позитивной силой.
Он умер в своем доме в Сан-Франциско в 1983 году в возрасте 84 лет.
Хоффер, никогда не был женат, но у него был сын, Эрик Осборн, родившийся в 1955 году. Мать ребенка Лили Осборна вырастила его со своим мужем, Селденом Осборном, работавшим как и Хоффер грузчиком.
Лили Осборна умерла в 2010 году в возрасте 93 лет и до своей смерти, была душеприказчицей имения Хоффера, и контролировала его права на интеллектуальную собственность.
***
Хоффер о себе
За всю мою жизнь я никогда не боролся за счастье, за женщину, или ради славы. Я научился писать в полной изоляции. Я никогда не принадлежал к какому-либо кругу или клике. Я не знаю, что пишу книгу, пока она не будет написана. Когда моя первая книга вышла никого не было рядом со мной, чтобы поздравить меня. Я никогда не наслаждался триумфом, никогда не выигрывал гонки.
 
Творчество
Хоффер обратил на себя внимание с 1951 года, после издания его первой книги, «Истинный Верующий: Мысли о природе массовых движений». Обеспокоены ростом тоталитарных правительств, особенно Адольфа Гитлера и Иосифа Сталина , он пытался найти корни этих «сумасшедших домов» в человеческой психологии.
Эта работа была совершенно не похожа на все книги того времени. Она целиком игнорировала все модные направления той поры, в особенности фрейдизм, который тогда целиком поглотил всю американскую психологическую науку. Избегая академического истеблишмента, Хоффер написал совершенно оригинальную книгу, полную чеканных, ярких и удивительно лаконичных мыслей о природе власти, общественных движений и внутренней жизни людей.
Ее вес и значимость только усилились со временем. Написанная всего лишь несколько лет спустя окончания второй мировой войны, во времена, когда мечты о всеобщем мире и братстве сменились горькой реальностью нового витка военного противостояния и безысходностью холодной войны между двумя сверхдержавами, работа Хоффера по-прежнему радикальна для серого большинства, а его высказывания так же остры и неприятны для уха обывателя. И мыслей там по-прежнему больше, чем слов.
Хоффер аргументирует тем, что фанатизм и экстремистские массовые движения, как религиозные так и политические, появляются при сходных обстоятельствах: когда большое количество людей пребывает в уверенности что их индивидуальная жизнь бесмысленна и разрушена, что современный мир непоправимо поврежден, и что надежда только во вступлении в широкую массовую группу для осуществления радикальных изменений.
Растворение в массе имеет в качестве своего результата снижение умственных способностей, независимо от уровня образования и культуры участвующих. В итоге мы имеем дело с поведением, предопределяемым воздействием элементарных импульсов и мало восприимчивым к доводам разума.
Хоффер утверждал, что фанатичные и экстремистские движения, будь то религиозные или политические, возникают при предсказуемых обстоятельствах: когда большое количество людей начинают верить, что их отдельные жизни ничего не стоят и разрушенные, что современный мир непоправимо коррумпированы, и эта надежда лежит только в присоединение к большой группе , которая требует радикальных изменений. Хоффер считал, что чувство собственного достоинства и чувство удовлетворенности своей жизнью имеют решающее значение для психологического благополучия.
Основным принципом в книге является утверждение Хоффер о том, что массовые движения взаимозаменяемы: в Германии 1920-х годов и 1930-х годов, коммунисты и нацисты были якобы враги, но и за тех и за других боролись маргинальные, озлобленные люди.
Почти 2000 лет назад, Саул, фанатичный гонитель христиан, стал Павлом, христианином. Для «истинного верующего," утверждал Хоффер , сущность какой-либо конкретной группы, является менее важной, чем быть частью возбужденного движения.
После публикации «Истинного верующего» (1951), Эрик Хоффер в нескольких своих эссе коснулся Азии. В «Пробуждении Азии» (1954), Хоффер обсуждает причины волнений на континенте. В частности, он утверждает , что основной причиной социального недовольства в Азии были не коррупции в правительстве, "коммунистическая агитация" или наследие европейского колониального "угнетения и эксплуатации." Проблему он называл "жаждой гордости" и она  не может быть решена типичным американским вмешательством. В соответствии с Хоффер, чтобы удовлетворить такое желание, азиаты охотно и нерационально жертвуют и экономическим благосостоянием и жизнью.
Нечаянно, Запад создал этот аппетит, вызывая "революционные волнения" в Азии, и сделал возможным, разрушение традиционных общинных связей, патриархальной семьи, рода, племени, "сплоченной сельской и городской единиц" и "религиозного или политического тела».
Конечно, Европа претерпела подобное разрушение традиций, но это произошло много веков назад, в конце средневековья, и благодаря различным обстоятельствам пострадала меньше.
После Корейской войны, Хоффер не рекомендовал экспортировать, американских политических институтов и демократии.
В мае 1968 года, примерно через год после Шестидневной войны, он написал статью для Los Angeles Times.
Евреи особый народ: вещи, разрешенные другим народам запрещено евреям. Другие страны могут изгнать тысячи, даже миллионы людей, и нет никаких проблем беженцев. Россия сделала это, Польша и Чехословакия делали это. Турция выкинула миллион греков и Алжир миллион француз. Индонезия изгнала китайцев и никто не говорит ни слова о беженцах. Но в случае Израиля, перемещенные арабы стали вечными беженцами.
Хоффер спрашивает, почему "все ожидают, что евреи были единственными подлинными христианами в этом мире" и почему Израиль должен добиваться мира после его победы.
Хоффер считал, что быстрое изменение не обязательно является положительным моментом для общества и что слишком быстрое изменение может привести к регрессу для тех, кто был воспитан в другом обществе.
Хоффер также отметил, что американский рабочий класс редко присоединялся к протестным движениям и субкультурам, так как он учавствует в осмысленном труде в качестве эффективного орудия из подросткового возраста.  
До сих пор ученый мир и «широкая общественность» не знают, что делать с Хоффером. Ему приклеивают ярлыки «современного Макиавелли» и эксцентрика. Двадцать лет спустя после его смерти и пятьдесят лет после первого издания «Истинноверующего» имя Эрика Хоффера по-прежнему мало известно.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 137 | Добавил: Мария | Теги: философы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]