Главная » 2015 » Октябрь » 24 » 24 октября. Из книги «Воспоминания», Александра Петровича Изво́льского
11:55
24 октября. Из книги «Воспоминания», Александра Петровича Изво́льского
24 октября
Коллекцию странных, интересных историй в мемуарной литературе можно дополнить эпизодом из книги «Воспоминания», Александра Петровича Изво́льского, дипломата, министра иностранных дел России в 1906—1910.

Итак.
Чтобы дать представление о чрезвычайном даре самообладания, которым был наделен Столыпин, я приведу здесь эпизод, происходивший тремя годами позже описываемого мною периода, но весьма характерный для этой эпохи.
Столыпин присутствовал вместе с некоторыми другими членами кабинета на одном из первых авиационных испытаний в России, производимом летчиками, только что вернувшимися из Франции, где они учились летать. Один из авиаторов попросил Столыпина полететь с ним, и другие его товарищи с энтузиазмом присоединились к этой просьбе, заявляя, что они почувствовали бы величайшую бодрость от такого доказательства доверия к их искусству. Столыпин, не колеблясь ни минуты, принял предложение летчика, офицера по фамилии Мациевский, и сопровождал его в полете, который длился около получаса.
Когда он опустился на землю, он нашел всю полицию в страшном смятении, и не без основания, так как за несколько дней до этого ею были получены сведения, что поручик Мациевский принадлежал к одной из наиболее опасных террористических организаций. Столыпин был осведомлен об этом перед отправлением на аэродром, и, когда соглашался подняться с Мациевским, он знал очень хорошо, какому страшному спутнику он вручал свою жизнь. Оставляя поле, он поблагодарил пилота очень тепло и высказал свое восхищение его опытностью. Вскоре этот инцидент имел неожиданный эпилог. Во время полета поручик Мациевский упал с большой высоты и погиб. Причина несчастного случая была необъяснима, так как видели, что пилот падал отдельно от машины, которая не казалась поврежденной раньше, чем она достигла земли. Это предрасполагало полицию думать, что Мациевский совершил самоубийство и что эта судьба постигла его по приговору комитета террористов в наказание за то, что он предоставил Столыпину возможность избежать смерти.
Это случилось 14 сентября 1911 года, когда после целого ряда покушений на свою жизнь Столыпин встретил смерть в Киеве, убитый из револьвера во время театрального представления, на котором присутствовали император и весь императорский двор.
Любопытно отметить, что, встречая опасность с удивительный мужеством и даже временами бесполезно бравируя ею, он всегда имел предчувствие, что умрет насильственной смертью. Он мне говорил об этом несколько раз с поразительным спокойствием.
Я вспоминаю, что выслушивал его с некоторым недоверием, потому что, несмотря на то что сообщения время от времени указывали на возможность террористического покушения против меня в ближайшем будущем, я чувствовал полную инстинктивную уверенность, что останусь жив.
Каждый из министров был приговорен к смерти по постановлению центрального комитета террористов. Иногда полиция имела информацию или говорила о том, что имеет, что такому-то лицу поручено убить того или иного министра.
Например, согласно этой информации, я должен был погибнуть от руки женщины, известной среди террористов под именем Принцессы, которая была описана мне как имевшая восточную наружность, очень смуглая и отличавшаяся поразительной красотой. В действительности я никогда не имел случая встречаться с такой особой, и я весьма мало верю в эту детективную историю. Принцесса, если она вообще существовала, могла бы легко выполнить свой план, так как я отвергал все меры предосторожности, предлагаемые мне полицией, и предпочитал доверять своей звезде. Тем не менее ввиду того, что покушения случались все чаще и чаще и нужно было предвидеть самое худшее, я старался так вести дела моего ведомства, чтобы они не пострадали в случае моего исчезновения; запечатанный конверт, лежащий в моем пюпитре, содержал все необходимые указания для моего преемника, который мог приступить к отправлению своих обязанностей без всякого промедления. Эти предосторожности оказались совершенно излишними, так как, несмотря на зловещие предсказания тайной полиции, против меня никогда не было сделано террористического выступления.
Однако я едва не сделался жертвой покушения, направленного против великого князя Николая, который впоследствии был верховным главнокомандующим русскими армиями в 1914 году.
Это случилось во время моего возвращения из Царского Села - зимней резиденции двора, где я делал мой еженедельный доклад императору.
Великий князь Николай прибыл в тот же день и вместо того, чтобы возвратиться в Петербург в своем специальном поезде, остался обедать у императора.
Случилось так, что я занял место в его поезде, и как раз перед остановкой в Петербурге машинист заметил человека, положившего что-то на полотно и тотчас же скрывшегося. Машинист сразу остановил поезд в нескольких шагах от адской машины, взрыв которой разрушил бы не только поезд, но и большую часть железнодорожной станции.
Этот эпизод укрепил мой фатализм, и я никогда не сожалел об отказе в покровительстве со стороны полиции, которую Столыпин не смог улучшить и агенты которой, как то показывают разоблачения Бурцева, играя двойственную роль через посредство известного Азефа, были иногда не менее опасны, чем настоящие террористы. Убийство Столыпина было совершено одним из таких агентов, который служил одновременно и полиции, и революционерам.
** 
Попутно.
 
Изво́льский Александр Петрович (6 (18) марта 1856, Москва — 16 августа 1919, Париж) — русский государственный деятель, дипломат, министр иностранных дел России в 1906—1910 годах.
Родился в семье иркутского, позднее екатеринославского губернатора Петра Александровича Извольского.
С 1882 года — первый секретарь российской миссии в Румынии, затем на такой же должности в Вашингтоне. В 1894—1897 годах министр-резидент в Ватикане, в 1897 году посланник в Белграде, в 1897—1899 годах в Мюнхене, в 1899—1903 годах в Токио и в 1903—1906 годах в Копенгагене.
В 1906—1910 годах назначен министром иностранных дел, пользовался личной поддержкой Николая II. Внешнеполитическая программа Извольского определялась необходимостью обеспечить стране длительную мирную передышку, продолжительность которой он определял в 10 лет. Практическая реализация этой задачи представлялась Извольскому в виде политики неприсоединения к двум противостоявшим в Европе блокам государств и заключении с ними соглашений по спорным вопросам, а также разрешения противоречий с Японией на Дальнем Востоке и согласованных действий с Австро-Венгрией на Балканах.
При его участии были заключены: русско-английское соглашение 1907 и русско-японское соглашение 1907, австро-русское соглашение в Бухлау 1908 и Русско-итальянское соглашение 1909 в Раккониджи. Особенно следует отметить секретные переговоры Извольского с министром иностранных дел Австро-Венгрии Эренталем в замке Бухлау 3 (15) сентября 1908 года. Бывшие по существу личной инициативой Извольского, эти переговоры велись тайно и кроме товарища министра Николая Чарыкова никто не имел представления об их существе. Даже Николай II узнал о результатах и условиях соглашения только после заключения договора. Результаты оказались плачевны для России, они привели к международному и внутрироссийскому «скандалу Бухлау» и Боснийскому кризису 1908-1909 годов, едва не закончившемуся очередной балканской войной.
Несмотря на личную поддержку Николая II, спустя полтора года а на его место пришёл Сергей Сазонов, родственник Столыпина и человек, исключительно близкий к нему.
Через год после отставки, в июле 1911 года, он весьма реалистически оценивал итоги своей пятилетней деятельности и обстановку в Европе, когда писал Столыпину: "...я могу по совести сказать, что я поставил Россию в более выгодные условия по сравнению с теми, в которых она была до меня, дал ей все те точки опоры, которые возможно было найти, и оградил ее от всяких случайностей на Дальнем и Среднем Востоке".
В 1910 году Извольский — посол в Париже (до 1917 года).
Сыграл видную роль в консолидации Антанты и подготовке 1-й мировой войны 1914—1918. В мае 1917 вышел в отставку и впоследствии, находясь во Франции, поддерживал военную интервенцию против Советской России.
В браке с графиней Маргаритой Карловной Толь (дочерью посланника в Копенгагене) имел сына Григория (1892-1951), служившего директором банка Рябушинских в Париже, и дочь Елену (1896-1975), переводчицу, которая закончила свою жизнь в католическом монастыре под Нью-Йорком.
Пётр Аркадьевич Столы́пин (2 (14) апреля 1862,[1] Дрезден, Саксония — 5 (18) сентября 1911, Киев) — государственный деятель Российской империи, министра внутренних дел, премьер-министра.
В российской истории начала XX века известен в первую очередь как реформатор и государственный деятель, сыгравший значительную роль в подавлении революции 1905—1907 годов. В апреле 1906 года император Николай II предложил Столыпину пост министра внутренних дел России. Вскоре после этого правительство было распущено вместе с Государственной думой I созыва, а Столыпин был назначен новым премьер-министром.
Его фразы «Не запугаете!», «Сначала успокоение, потом реформы» и «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия» стали крылатыми.
Из личных черт характера современниками особенно выделялось его бесстрашие. На Столыпина планировалось и было совершено 11 покушений. Во время последнего, совершённого в Киеве Дмитрием Богровым, Столыпин получил смертельное ранение, от которого через несколько дней умер.
** 

Категория: Заметки по поводу. Прочитанное и всплывшее в памяти | Просмотров: 396 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]