Главная » 2015 » Февраль » 21 » 24 июня родился Александр Солодовников (второе годовое кольцо)
12:03
24 июня родился Александр Солодовников (второе годовое кольцо)
24 июня родился Александр Солодовников (24 июня (по ст. стилю 11 июня) 1893 г., Москва – 16 ноября 1974 года, Москва), один из самых известных русских православных поэтов XX века. Несмотря на весь трагизм жизни Солодовникова, поэзии его свойственна высокая просветленность духа, вся она утверждает победу жизни Вечной, наполнена воистину пасхальной радостью. Да и вся жизнь Александра Александровича была проникнута светлым настроением, любовью к Богу и людям, основанной на христианской православной вере.
 
У поэзии Александра Солодовникова может быть тихий поэтический голос, но, свой, очень узнаваемый:
 
Ночь под звездами
 
Свершает ночь свое богослуженье,
Мерцая, движется созвездий крестный ход.
По храму неба стройное движенье
Одной струей торжественно течет.
 
Едва свилась закатная завеса,
Пошли огни, которым нет числа:
Крест Лебедя, светильник Геркулеса,
Тройной огонь созвездия Орла.
 
Прекрасной Веги нежная лампада,
Кассиопеи знак, а вслед за ней
Снопом свечей горящие Плеяды,
Пегас и Андромеда, и Персей.
 
Кастор и Поллукс друг за другом близко
Идут вдвоем. Капеллы хор поет,
И Орион, небес архиепископ
Великолепный совершает ход.
 
Обходят все вкруг чаши драгоценной
Медведицы... Таинственно она
В глубинах неба, в алтаре вселенной
Века веков
Творцом утверждена.
 
Но вот прошли небесные светила,
Исполнен чин, творимый бездны лет,
И вспыхнуло зари паникадило,
Хвала Тебе,
явившему
нам
свет!
1940. Колыма. Зима.
Ночная смена

 
Две заутрени
 
1. Светлая заутреня в отрочестве
 
В домовой церкви тлеет золото,
Поблёскивая в полумраке.
На грудь сестры сирень приколота,
Вся в белом мать, отец – во фраке.
 
Мучительно волнуясь внутренне,
Гляжу я на входные двери.
Не так, не так светла заутреня
Без кружевного платья Мэри.
 
Вдруг, по таинственному голосу
Переступив, я вижу сбоку
Её распущенные волосы,
Её зардевшуюся щёку.
 
И в тот же миг паникадилами
Зажглись и города, и веси,
И полетело легкокрылое
Блаженное Христос Воскресе!
1914
 
2. Светлая заутреня в старости
 
По небу тёмному волокнами
Несутся тучи...
Блудный сын,
У храма я стою под окнами
В большой толпе, как перст, один.
 
Там свет, заутреня пасхальная,
Там пир, там Отчий дом родной
Для всех, кому дорога дальняя,
И кто закончил путь земной.
 
За возносящимися дымами,
В сиянии паникадил
Мне мнится – полон храм любимыми,
Которых я похоронил.
 
Там мама празднично лучистая,
Отец с улыбкой доброты,
Головка дочки шелковистая
И братьев милые черты.
 
Но, отделён решёткой кованой
От мира тайны и чудес,
Молюсь: да будет уготовано
Обнять их мне...
Христос Воскрес!
1960
 
**
Промчались сани. Билась полость.
А я стою, вникая в звон.
Я знаю – в церкви нежный голос
Поет рождественский канон.
 
Вся наша жизнь шумит и мчится,
Так далеко душе до звезд.
А та – моя, не шевелится,
Лишь, наклонясь, положит крест.
 
Пусть это сон… Проста прическа,
Чуть-чуть печален очерк губ,
И запах ладана и воска
Невыразимо сердцу люб.
 
Мы не умрем в пустыне снежной,
Он греет нас, собой одев,
Любимый с детства, нежный, нежный,
Живой рождественский напев.
 
Молитва
 
Я ношусь облетевшим листом
По долине безрадостно снежной...
Помяни меня в Царстве Твоём,
Иисусе, печальный и нежный.
 
Вспомнив лик свой младенческий, прежний,
Мне бы вновь заструиться теплом...
Иисусе, печальный и нежный,
Помяни меня в царстве Твоем.
 
Мне бы сердцем пожить, не умом,
Простотою, с неведеньем смежной...
Помяни меня в царстве Твоем,
Иисусе, печальный и нежный.
 
На Пасхе
 
Хоть он теперь не богомолен,
Наш заблудившийся народ,
И звон умолкших колоколен
Его к молитве не зовет,
 
Но голос сердца изначальный
В его душе еще звучит,
И в светлый день первопасхальный
«Христос воскресе» говорит.
 
Тогда, покорный древним силам,
В распах кладбищенских ворот
Идет народ к родным могилам —
Идет, идет, идет, идет…
 
На московском асфальте
 
Иду по Москве, по асфальтовой корке,
Гляжу: на асфальте топорщатся горки...
Усилием воли, могучей как сталь,
Какой-то силач пробивает асфальт.
 
И вот он просунул победный флажок:
Зелёный листок, тополёвый росток.
Машиною крепко укатано было,
Но сила росточка асфальт победила.
. . . . . . . .
Программа, теория, жёсткий устав
Слабее
живого
давления
трав!
Лето 1964
 
Молодость и старость
 
Что юность? – Первый рейс туманными морями,
Отбор семян... Неведомый искус.
Что старость? – Светлый сад, наполненный плодами,
Доставленный благополучно груз.
 
Когда с трудом бредёт старушка в храм,
Дивятся девушки её шагам.
Да! Ходим мы тем медленней, чем старше,
Но с полной чашей можно ли бежать?
А кто лишь наполняет жизни чашу –
Тот может с ней играть и танцевать.
Вино на дне. Его не расплескать.
 
И, знаете, иной старушки слово
Чудесным цветом миру расцвело,
Оно вскормило мысли Соловьёва,
И Пушкина поэзию зажгло.
1962
 
Предупреждение
 
                                   Старцу Андронику
 
Я долго мечтой обольщался,
Что Старцу запомнились мы,
Все те, кто с ним близко общался
В распадках седой Колымы.
 
Я с ним комариной тайгою
В толпе обречённых шагал,
Сгибался в шахтёрском забое,
На лагерных нарах лежал.
 
По прихоти десятилетий,
Капризные смены судьбы
Всё стёрли... И старец ответил:
– Не знаю, не помню, забыл...
 
Боюсь, когда ангел суровый
Предстанет, о сроке трубя,
Я снова услышу то слово:
– Не знаю, не помню тебя...
1960/1961
 
Творящая тишина
 
Бесшумно проносятся птицы,
Бесшумно плывут облака,
Бесшумно листок шевелится
Под лёгкой рукой ветерка.
 
Бесшумно струится паденье
Лучей с голубой высоты,
Бесшумно идёт превращенье
На флоксах бутонов в цветы.
 
Развилины яблонь ветвистых
Тяжёлые яблоки гнут,
И медленно сок сахаристый
Ствола материнского пьют.
 
Весь сад плодоносит и дышит,
В нём мир и покой без конца,
И в солнечном этом затишье
Творящая сила Отца!
15 августа 1958
 
Решётка
 
Решётка ржавая, спасибо,
Спасибо, старая тюрьма!
Такую волю дать могли бы
Мне только посох да сума.
 
Мной не владеют больше вещи,
Всё затемняя и глуша.
Но солнце, солнце, солнце блещет
И громко говорит душа.
 
Запоры крепкие, спасибо!
Спасибо, лезвие штыка!
Такую мудрость дать могли бы
Мне только долгие века.
 
Не напрягая больше слуха,
Чтоб уцелеть в тревоге дня,
Я слышу всё томленье духа
С Екклезиаста до меня.
 
Спасибо, свет коптилки слабый,
Спасибо, жёсткая постель.
Такую радость дать могла бы
Мне только детства колыбель.
 
Уж я не бьюсь в сетях словесных,
Ища причин добру и злу,
Но в ожиданье тайн чудесных
Надеюсь, верю и люблю.
1920
 
Сочельник
 
Встал я, бездомный бродяга,
Под тротуарный фонарь
Слушать любимую сагу –
Песенку снега, как встарь.
 
Тихая музыка снега,
Тайное пение звезд...
Пью тебя, грустная нега,
Сердцем, поднятым на крест.
 
В искрах серебряных ельник,
Комната в блеске свечей,
О, как сияет сочельник
В горестном ряде ночей!
 
Лёгкая детская пляска,
Дедушка – добрый шутник!
О, если б страшная маска
С жизни упала на миг!
 
Если бы жизнь улыбнулась,
Как над подарками мать!
Если б глухой переулок
Радостью мог засиять!
 
Если б в открытые двери,
В музыке, в блеске, в огне
Все дорогие потери
Нынче вернулись ко мне!
 
Встал я, бездомный бродяга,
Под тротуарный фонарь,
Слушать любимую сагу –
Песенку снега, как встарь!
31 декабря 1934
 
**
Пою о Веге,
О весенней звезде,
Об облачном беге,
О плывущем льде.
О летящих птицах,
О соке берёз,
О счастье молиться
До тёплых слёз.
О свидании с теми,
Куда нет пути,
О том, что время
Христу придти.
1932
 
Воспоминание о старой Москве
 
Опять с московских колоколен
В морозный сумрак льётся звон.
Опять зима и день Николин,
И лучезарен Орион.
 
Опять от молодого снега
По переулкам тишь и гладь,
И санок радостного бега
Отрадно шорох услыхать.
 
И снова праздник в светлом храме,
Живой рождественский канон,
А дома – радостное пламя
Лампадок алых у икон.
 
Но сердце, сердце? Что с тобою?
Откуда эти облака?
Зачем с доверчивой мольбою
Смешалась тайная тоска?
1931
 
**
Я сижу один вечерами
И гляжу на один портрет –
Нежный мальчик с большими глазами
Ясным взором глядит на свет.
 
Чем я дольше гляжу, тем жальче,
Слёзы жгут горячей огня –
Этот ласковый беленький мальчик
Превратился, увы, в меня!
1929
 
Колыбельная
 
Спи, мой родимый малыш,
Тоненький, новенький месяц
Встал над пустынею крыш.
 
Город с волненьем своим.
Замер. Запели рояли
По переулкам ночным.
 
Души тоскуют во мгле
В скученных тёмных жилищах
По небывалой земле.
 
Тяжек невидимый плен.
Скорбного ангела крылья
Реют меж мачт и антенн.
 
Слышно, как в ближнем саду
Тополь, молоденький тополь
Шепчет в блаженном бреду.
 
Спи, мой родимый малыш.
Тоненький, новенький месяц
Встал над пустынею крыш.
1926
 
**
Книга жизни почти дочитана,
Нарастая, грядет финал.
Все, что мной на земле испытано
Благодарственный гимн вобрал.
 
Славословлю Творца и Автора
Потрясавших меня страниц.
Не могу вспоминать их наскоро,
Перед каждою падаю ниц.
 
Верю: Смертью не нарушается
Связь с Художником и Творцом,
В новой жизни, что занимается,
Открывается новый том.
Лишь бы только за прегрешения
Не лишиться мне дара зрения.
В годы старости не в лечении
Силься бодрости почерпнуть.
А, познав саморазрушение,
Ты молись о благословении
На безвестный надмирный путь
 
**
Чистая Дева Мария
Всем печальница грешным Ты,
Пошли мне не мудрость змия,
Но детский талант простоты.
 
**
Мы вглубь космических загадок
Летим, как ведьма на метле,
Чтоб и на звёздах беспорядок
Устроить, как и на Земле.
 
**
Мудрец человек
Взял на звёзды разбег.
Он в силах наладить полёт на светила,
Но жизнь на земле он наладить не в силах.

**
Из стихотворения об Александре Солодовникове, Виктора Кагана (поэта, психиатра, психолога, доктора медицинских наук. (из цикла «Горсти памяти»)):
 
кровью краплена колода
чёрт рябой мусолит крап
жизни смертная невзгода
смерти медленной нахрап
и казённая квартира
несвободы лития
точно посредине мира
точно в центре бытия
 
где босой ступнёй по бритве
разрывая окоём
бог спускается к молитве
и вы молитесь вдвоём
 
Биография
Александр Александрович Солодовников родился в Москве в семье учителя правоведения Александра Дмитриевича, выходца из старинного купеческого рода, и Ольги Романовны Солодовниковых.
Семья его, состояла из родителей, сестры Анны, 1894 г.р., младших братьев Николая, 1898 г.р., и Алексея, 1910 г.р. ( брат Георгий, 1895-97(?) г.р., умер от тяжелой болезни, предположительно, в 1914 году).
В 1912 году Александр с отличием и золотой медалью окончил Императорскую Московскую Практическую Академию Коммерческих Наук и осенью 1912 года поступил на юридический факультет Московского Университета.
Когда началась Первая мировая война в 1914 году, Александр Солодовников, будучи студентом МГУ, начинает с сентября 1914 г., работать братом милосердия в лазарете Московской Практической Академии Коммерческих Наук.  
2 декабря 1916 года он получил удостоверение об окончании юридического факультета МГУ.
22 декабря 1916 года Александр получил повестку явиться на заседание комиссии, которая признала его годным к военной службе.
В январе 1917 года для прохождения военной службы его направляют в артиллерийское училище в г. Киев, где он служит прапорщиком 2-ой батареи I-ой запасной артиллерийской бригады.
9 сентября 1917 года он получает следующее предписание от отправиться в действующую армию в распоряжение Дежурного Генерального Штаба Главнокомандующего армией Юго-Западного Фронта”. Но так как в то время в связи с начинающейся революцией многие армии и дивизии уже не находились в назначенных местах своих дислокаций, выполнить это распоряжение он не смог и вынужден был оставаться в Киеве в условиях неопределенности до декабря 1917 г., после чего он фактически демобилизовался и приехал в Москву.
С января по август 1918г. Александр Солодовников занимался кандидатской работой на юридическом факультете МГУ.
2 сентября 1918 г. Александра Александровича, которому тогда было 25 лет, призывают уже в Красную Армию. 19 сентября 1918 г. на распределительном пункте в Москве он получает справку: "Уволен в отпуск на 3 месяца по состоянию здоровья”. Однако уже через 2 месяца – 15 ноября 1918г. по приказу Реввоенсовета он получает военный билет и назначается помощником начальника отделения вспомогательных средств при интендантском крепоскладе в Москве. Всю дальнейшую военную службу вплоть до ее окончания в 1922 году он проходил там же.
В конце сентября 1919 года по какому-то вымышленному обвинению А. Солодовников был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве, где он пробыл более 6-и месяцев.
31 января 1921 г. Александр Александрович Солодовников был снова безвинно арестован и сослан в лагерь принудительных работ под Саратовом. Через 6 месяцев – 23 июля этого же года в связи с отсутствием виновности его освобождают, и он возвращается в Москву.
Закончив в 1922 году военную службу, он поступает на работу бухгалтером в ЮЖРУСТО, так как интеллигенция в те революционные годы подвергалась дискриминации. В это время он состоит во Всероссийском Союзе Поэтов при Наркомпросе.
В 1923 году Александр Александрович женится на Нине Станиславовне Паутынской, которая на год младше его. Имеется удостоверение от 30 июля 1920 года о том, что "Н.С.Паутынская – балерина и член профессионального Союза работников Искусств”, в который она вступила 14 октября 1920 года.
26 мая 1925 года у Александра Александровича и Нины Станиславовны родилась дочка Мариночка. 4 октября 1926 года, когда Мариночке было 1 год и 4 месяца, у них родился второй ребенок – Сережа.
В эти годы Александр Александрович живет в Москве и работает то бухгалтером, то экономистом финотдела, то юристконсультом, то руководителем финансового сектора – вплоть до октября 1938 года.
Зима 1927 года в Москве была очень тяжелой – квартиры не отапливались, был голод. Когда Сереже было 3 месяца, он простудился, заболел воспалением легких и умер 11 января 1927 года.
Александр Александрович пишет детские стихи для дочки Мариночке и печатает их в журналах.
В 1931 году умирают родители Александра Александровича: 14 июня в возрасте 63 лет от инсульта умер его отец Александр Дмитриевич Солодовников, а через 3 недели в возрасте 58 лет 5 июля тоже от инсульта умерла его мать Ольга Романовна Солодовникова.
В начале марта 1934 года Мариночка заболела скарлатиной, и ее увезли в инфекционную больницу. Там по недосмотру врачей ее положили в палату с мальчиком, больным тяжелой формой дифтерии. Она заразилась дифтерией и в возрасте неполных 9-и лет умерла – 26 марта 1934 года.
В 1938 году 9 октября Александр Александрович был арестован и в течение 6-и месяцев находился в московской тюрьме, после чего 27 марта 1939 года его полностью оправдали и освободили.
Но 21 сентября 1939 года Александр Александрович Солодовников опять был арестован и заключен в тюрьму "Матросская тишина” (видимо по обвинению в переписке с иностранной подданной (сестрой Анной), а 17 апреля 1939 года был осужден и сослан на 6 лет в лагерь на Колыму, в Магаданскую область, на работу в молибденовых рудниках. После таких работ обычно почти все заключенные погибали, так как руда была радиоактивна. Чудом Александр Александрович остался жив. Он рассказывал, что во время его пребывания в лагере потерпел аварию летчик, который был тяжело ранен и в связи с этим помещен в больницу. Александру Александровичу поручили ухаживать за ним. Летчику полагался довольно значительный продуктовый паек, которым тот из благодарности и дружеской симпатии делился с Александром Александровичем в течение всего долгого периода своего выздоровления. Только благодаря этому Александр Александрович остался жив, так как в лагере в то время был голод.
В заключении Александр Александрович пробыл с 1940 по 1946 годы, и из-за этого, и в армию не был призван. В самом начале войны на фронте погиб его младший брат – Алексей Александрович Солодовников.
29 сентября 1946 года он был освобожден из лагеря, и после окончания срока заключения еще в течение 10 лет вынужден быть жить "на поселении” в Магаданской области в поселке Сеймчан.
Здесь, имея большой музыкальный и артистический талант, он устраивается работать музыкальным руководителем Сеймчанского детского сада, участвует в спектаклях Сеймчанского дома культуры в качестве исполнителя ролей.
5 января 1956 года Александр Александрович получает извещение о своей реабилитации. Таким образом, все эти годы он провел в тюрьмах безвинно. 10 февраля 1956 г. была назначена пенсия. В Сеймчане его очень полюбили, просили не уезжать и остаться жить и работать у них.
Однако, в марте 1956 г. Александр Александрович Солодовников покидает Магаданскую область и возвращается в Москву, где его ждет жена – Нина Станиславовна, и их жизнь в Москве продолжается. Они жили в маленькой 13- метровой комнате до конца своей жизни – еще около 10 лет.
 
Он очень любил детей, общение с ними, и работает в Москве музыкальным руководителем в детских садах, где на Новый Год сам выступает в костюмированной роли Деда Мороза, которая ему очень удавалась. Одновременно А.А.Солодовников продолжает писать стихи и составляет напечатанные на машинке и переплетенные сборники своих стихов и дарит их родным и друзьям. Он часто посещает храм Ильи Обыденного – недалеко от того места, где ранее находился разрушенный храм Христа Спасителя
Будучи композитором, Александр Александрович написал ноты для своих песен и стихов: одна его нотная тетрадь содержит ноты для различных его песен, другая – ноты для песен из спектакля "Духи дома”.
Александр Александрович Солодовников много работал по истории Москвы и написал несколько литературно-исторических очерков:
1. Архангельский собор, Москва, 1963г., 47 страниц.
2. Донской монастырь (прогулки по старому кладбищу), Москва, 1964 г., 44 страницы.
3. Сокровища Введенских гор, Москва, 1965г., 39 страниц.
4. Ваганьковские светильники , Москва, 1966г., 25 страниц.
5. Гребнево
Он написал также несколько коротких рассказов.
 В 1969 году некоторые его произведения, являющиеся большой художественной и культурной ценностью, были записаны в исполнении Александра Александровича Солодовникова и под его собственный аккомпанемент на пианино – на фонограмму (на магнитофоне "Днепр”). Скончался Александр Александрович Солодовников 16 ноября 1974 года. Через два года – 4 июля 1976 года скончалась Нина Станиславовна. Оба они похоронены на Ваганьковском кладбище. Александр Александрович похоронен рядом с могилой своих родителей, Нина Станиславовна – неподалеку от могилки их детей – Мариночки и Сережи.
При жизни А.А.Солодовникова были опубликованы только его стихи для детей. Его двоюродная сестра Зоя Романовна, артистка, иногда читала некоторые, самые "нейтральные” его стихи по радио. И только через 15 лет после его смерти – с 1989 года, после Горбачевской перестройки, ценители поэзии Александра Александровича Солодовникова отважились начать публикацию его стихов. Некоторые из его стихотворений и произведений в прозе были опубликованы в журналах: "Новый мир”(1989 г.. № 8), "Наш современник” (1990 г., № 9), и других.
Использована статья Евгения Данилова на сайте «Песни русского воскресения

Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 366 | Добавил: Мария | Теги: Александр Солодовников, поэзия | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]