Главная » 2013 » Январь » 21 » 21 декабря родился Бе́нджамин Дизраэ́ли
19:55
21 декабря родился Бе́нджамин Дизраэ́ли

21 декабря родился Бе́нджамин Дизраэ́ли (с 1876 года граф Би́консфильд; 21 декабря 1804, Лондон — 19 апреля 1881, там же) — английский государственный деятель Консервативной партии Великобритании, 40-й и 42-й премьер-министр Великобритании в 1868, и с 1874 по 1880 гг., член палаты лордов с 1876 года, писатель, один из представителей «социального романа». Наверное один из самых остроумных и находчивых политических деятелей в истории человечества.

 


Знаменитые афоризмы Бенджамина Дизраэли:

 

Я глубоко уважаю институт брака, а потому всегда считал, что каждая женщина должна быть замужем, а каждый мужчина - оставаться холостяком.

 

Возможно, я совершил много глупостей в своей жизни, но я никогда не собирался жениться по любви.

 

Да, я еврей, и когда предки моего достоуважаемого оппонента были дикарями на никому не известном острове, мои предки были священниками в храме Соломона.

 

Ничего не делать и побольше "урвать" - таков наш идеал от мальчишки до государственного мужа.

 

Дворцы не могут быть в безопасности там, где несчастны хижины.

 

Здоровая консервативная политика – это консервативные люди и либеральные средства.

 

Колонии не перестают быть колониями из-за того, что они обрели независимость.

 

Величайшее добро, которое ты можешь сделать для другого — не просто поделиться с ним своими богатствами, но и открыть для него его собственные.

 

Мы творим нашу собственную жизнь и называем ее судьбой.

 

То, что называют общественным мнением, скорее заслуживает имя общественных чувств.

 

Власть, над которой безнаказанно глумятся, близка к гибели.

 

Все умные люди исповедуют одну и ту же религию. Какую? Умные люди никогда об этом не говорят.

 

Опыт — дитя мысли, а мысль — дитя действия. Нельзя учиться по книгам.

 

Тот человек, который не смотрит вверх, неминуемо будет смотреть вниз; дух, который не парит высоко, осужден пресмыкаться.

 

У того, кто в шестнадцать лет не был либералом, нет сердца; у того, кто не стал консерватором к шестидесяти, нет головы.

 

То, что серьезно, не всегда бывает верно.

 

Я привык быть пунктуальным, хоть это часто обрекает меня на одиночество.

 

Откровенность и определенность — вот что вам нужно, если вы хотите скрыть собственные мысли и запутать чужие.

 

Если вы хотите завоевать человека, позвольте ему победить себя в споре.

 

Все обобщения ложны. В том числе и это.

 

Дурак удивляется, умный задает вопрос.

 

Поговорите с человеком о нём, и он будет слушать вас часами.

 

Как правило, наибольшего успеха добивается тот, кто располагает лучшей информацией.

 

Больше, чем любовь, возбуждают только деньги.

 

Надо обладать железными нервами, чтобы быть приветливым каждый день с одним и тем же человеком.

 

Воля может и должна быть предметом гордости гораздо больше, нежели талант. Если талант – это развитие природных склонностей, то твердая воля – это ежеминутно одерживаемая победа над инстинктами, над влечениями…

 

Нет лучшего учителя, чем несчастье.

 

Голос — вернейшее зеркало характера.

 

Древо познания — это древо смерти.

 

Мир управляется совсем иными людьми, о которых даже представления не имеют те, кто не заглядывает за кулисы.

 

Когда мы правы, мы часто сомневаемся, но ошибаемся мы обычно с полной уверенностью.

 

Люди очень любят лесть. Королям надо льстить по-королевски.

 

В чем разница между несчастным случаем и несчастьем? Если, скажем, сэр Гладстон свалится в Темзу, это будет несчастный случай, но вот если его оттуда вытащат, это уже будет несчастье. (О своем политическом сопернике )

 

Жизнь слишком коротка, чтобы быть незначительной.

 

В газетах нет ни слова правды. Потому-то их и читают.

 

В жизни, как правило, преуспевает больше других тот, кто располагает лучшей информацией.

 

Героев рождает вера в героическое.

 

Знать и народ — это две нации в одном государстве.

Две нации, между которыми нет ни связи, ни сочувствия; которые так же не знают привычек, мыслей и чувств друг друга, как обитатели разных планет; которые по-разному воспитывают детей, питаются разной пищей, учат разным манерам; которые живут по разным законам… Богатые и бедные.

 

Действия не всегда приносят счастье, но не бывает счастья без действия.

 

Если помнить выгодно, никто забыт не будет.

 

Мелкие дела порождают и мелких людей.

 

Молодость — заблуждение, зрелый возраст — борьба, старость — сожаление.

 

Разнообразие — мать наслаждения.

 

Секрет успеха — это настойчивое стремление к цели.

 

Секрет успеха в жизни состоит для человека в том, чтобы быть готовым воспользоваться удобным случаем, когда он придет.

 

Тот, на чьей стороне большинство, всегда находчив и умен.

 

Чувство пресыщения, почти нераздельное с большим состоянием, является более верной причиной несчастья, чем неудовлетворенные желания.

 

Великий город, образ которого живёт в памяти человечества, представляет некую великую идею. Рим символизирует завоевание; над башнями Иерусалима витает Вера; а Афины воплощают исключительное качество античного мира — Искусство.

      

Однажды один из друзей Бенджамина Дизраэли спросил будущего премьер-министра: «Что представляет собой человек в современном обществе?» Умудренный опытом политик ответил: «Лишь то, что о нем напишут газеты».

 

Ошибочно приписывают Бенджамину афоризмы его отца Исаака Дизраэли и не только его :

 

Гений может разглядеть что-то в любой заурядности.

 

Искусство управлять человечеством — обманывать его.

 

Каждый раз мы приходим к убеждению, что цитата требует такого же тщательного подбора слов, как созвучие для симфонии.

 

Мудрость мудрецов и опыт веков сохраняют цитаты.

 

Откровенность — настоящая жемчужина критики.

 

Радости жизни лежат в кольце умеренности.

 

Если не нужно менять, значит необходимо изменять (Приписывается Эдмунду Берку, Уильяму Джерарду Гамильтону, Джорджу Бернарду Шоу, Джону Ф. Кеннеди и Бенджамину Дизраэли, на самом деле это слова Люциуса Кэрри).

 

Есть три разновидности лжи: ложь, гнусная ложь и статистика.(Приписывается Дизраэли Марком Твеном. Фактическое происхождение этого высказывания является неопределенным, существует возможность, что эта фраза принадлежит Леонардо H. Кортни).

 

Осмотрительность — мать удачи (на самом деле из: Мигель де Сервантес Сааведра «Дон Кихот»).

 

Сдержанность — ограничение амбиций великих людей, и утешение — для простых. (Ларошфуко)

 

Увидеть многое, выстрадать многое и изучить многое — три главенствующие ступени к знанию (Шарон Турнер, англ. историк).

 

Биография.

Использована программа «Эха Москвы» о Дизраэли с историком Н.Басовской

Родители Бенджамина имели еврейское происхождение. Его отец Исаак (Айзек) посвятил себя литературной деятельности и написал несколько книг об английских писателях, а также три романа. У него было пятеро детей, девочка и четыре мальчика, старшим из которых был Бенджамин. Родители были отчаянными монархистами, и конечно, они были англичанами. И он был англичанином более, чем другие англичане. Как часто мы говорим – национальность это не кровь, национальность – это культура. Он был очень англичанином.(Н.Басовская)  В 13 лет мальчик был крещён и получил христианское воспитание, учился под руководством отца.Но евреи, принявшие крещение, это тоже трудность. Они как будто бы и как все английские подданные, а с другой стороны, масса ограничений для них существует. Он пошел в школу, и там в школе сразу проявил себя как явный лидер – организовал школьный театр, который все полюбили. Но при этом ему время от времени бросали – «Ты, с твоей оливковой кожей, ты совсем на англосакса не похож! Ты иностранец, чужеземец! Доколе мы будем ходить в этот театр, где верховодит чужеземец?!» Ему пришлось кулаками отстоять свою независимость, никого не ставя в известность, что он в течение нескольких месяцев успешно занимался боксом… И своих обидчиков он отделал так, что его пришлось немедленно из этой школы забрать.Никакого более систематического образования у него не было. Самообразование – его главный метод. Библиотека отца насчитывала примерно 25 тысяч томов.(Н.Басовская)

 В 1821 году поступил практикантом к адвокату и сразу обнаружил блестящие способности. Рано увлёкся литературой.

В 1828 г. Он написал роман «Vivian Grey» (1828) — историю светских и политических похождений молодого честолюбца. Путешествия на Восток (Турция, Малая Азия, Палестина) обогащают его воображение, расширяют кругозор, а выгодная женитьба навсегда освобождает от денежных затруднений.

Свою литературную работу в её лучшей части Дизраэли сделал средством пропаганды своих социально-политических взглядов. Первый его социальный роман «Coningsby or the New Generations» (1844) провозглашает идеалы «Молодой Англии» — объединение всех социальных слоев нации в лоне государственной церкви под отеческим попечением земельной аристократии, омоложённой слиянием с новым классом промышленников, и под высшим протекторатом природного отца нации — монарха.

Роман Дизраэли — «Tancred, or the new Crusade» (1847) полон экзотики и является пропагандой английского империализма, шествующего под знаменем креста и полумесяца.

В 30 лет .. он сделал наконец выбор – не Гомер, не Александр – политик. Для своей эпохи он сделал, конечно, выбор совершенно правильный. Дело в том, что после вот, состоявшихся великих революций отрабатываются механизмы буржуазной демократии, либеральной и консервативной. Отработка идет в очень больших спорах, борениях, то есть это поприще для деятельности.

Он очень давно, с юношеских лет, говорил о том, что счастливым может быть только брак по расчету…

Он видел несколько браков по любви, которые распадались на его глазах в силе именно былой любви, страсти, ревности. И он сказал, записал, сформулировал: «Друзья», говорил он, «нет-нет-нет, брак по любви – это ни в коем случае. Любовь – это отдельно. Брак – это отдельно». В 1839 году он так и женился. Это была вдова его коллеги по парламенту, безвременно неожиданно скончавшегося Мэри Энн Левис. Господин Левис участвовал вместе с Дизраэли в политической борьбе. И он пришел выражать сочувствие вдове, выразил, они были немного знакомы. И это сочувствие постепенно стало перерастать в гораздо более глубокие отношения. Но Мария Энн потом говорила, что ей показалось с самого начала их знакомства, что она всегда была ему очень симпатична. Вот видимо, в этом смысле был их брак. В нем был интересный нюанс: когда они женились, ей было 45 лет. Когда он делал предложение. А ему 33 года. Для того особенно времени разница, всех поражавшая, и многие об этом говорили, фыркали по поводу такого обстоятельства. Но любопытно, что когда он сделал ей предложение, 45-летняя Мэри Энн, вдова, попросила год на размышления, сказав так: «Я хочу за этот год приглядеться получше к вашему характеру». Но он начал так тосковать и отчаиваться, что она сменила гнев на милость и раньше, чем через год, дала свое согласие. Она происходила из состоятельной буржуазной семьи, но бывала и в высшем свете принята. В это время как сливались буржуазия с былой аристократией. Была мало образована. Сам Дизраэли как-то остроумно заметил, что Мэри Энн точно не знает, кто были раньше – греки или римляне. Она занята была другим – она бесконечно, беспредельно восхищалась своим мужем и создавала ему все возможные моральные и прочие, и материальные условия для продвижения в карьере. Во-первых, она заплатила значительную часть его долгов, не пожалев своего состояния. Как-то ее спросили в обществе, что именно она читает, какую любит литературу. Женщина очень прямая и, видимо, наивная, она ответила, видимо, искренне: «Что вы? Мне некогда читать художественную литературу, потому что я читаю все газеты и журналы, чтобы не пропустить упоминания о моем Диззи» - нежное такое, ласковое словечко…

То есть это был счастливый брак. Она содействовала его великой карьере. Жена великого человека по всем эталонам и стандартам должна именно этим быть озабочена. (Н.Басовская)

После четырёх неудачных попыток пройти в парламент (сначала как либерал) Дизраэли меняет программу и в 1837 году, наконец, избирается от партии тори.

В 1848 тори, до сих пор относившиеся к безродному и беспоместному Дизраэли с некоторой сдержанностью, принуждены были формально признать его своим предводителем в нижней палате.

Юная принцесса, ставшая затем королевой, Виктория поначалу Дизраэли совершенно не принимала. Принц Альберт, ее обожаемый супруг, обронил «Дизраэли – не джентльмен». Альберт почувствовал это совершенно правильно. Например, когда Дизраэли изничтожал морально премьер-министра Пиля - это был образец джентльменства, он его бичевал ужасными фразами, острыми, критическими, обвинениями, Пиль уронил голову и закрыл глаза шляпой. Но в этот момент Дизраэли солгал. Он сказал: «Я никогда ни о чем не просил у Пиля». Было письмо его к Пилю, и было письмо его жены Мэри Энн – «Дайте какой-нибудь пост моему мужу, только не говорите, что я написала». И как гласит молва, у Пиля это письмо было в кармане, но он, джентльмен, не вынул его и не счел возможным превращать парламентскую трибуну Англии в сведение личных счетов. Как же Дизраэли удалось преодолеть такой невероятный барьер, как неприязнь принца Альберта и нелюбовь королевы Виктории? Очень остроумно. Началось это преодоление с того, что Дизраэли по-другому, чем все предшественники, стал выполнять одну скучную обязанность парламентскую. Ему было вменено в обязанность писать для королевы отчеты о парламентских сессиях. Очень важно, но очень скучно. Виктория, нормальная женщина, очень женщина, не очень великой глубины аналитического ума, может быть, королева Елизавета Первая стала бы читать это увлеченно, или Екатерина, а Виктории это было скучно, и всегда это писалось таким казенным стилем, мы говорим – протокольным. А Дизраэли начал эти отчеты писать литературно, с оттенками, с нюансами, с эмоциями, и вдруг Виктория поняла, что ей интересно стало читать эти документы. И это было начало изменения отношения к Дизраэли. Ну и второе, о чем он сам написал, это очень на него похоже – лесть.

Он говорит: «Люди очень любят лесть. Королям надо льстить по-королевски». И он Виктории писал такие слова: «Вы фея, вы волшебница». С годами, а она была уже в годах, когда он был премьер-министром, она совсем уже была мало похожа на фею. В 18 лет еще была. Но родивши очень много детей и вообще рановато состарившись, такое было у нее свойство, очень грузная, она на фею и волшебницу похожа была мало, но как всякая женщина, видимо, была очень рада услышать, что она и фея, и волшебница.(Н.Басовская)

В феврале 1852 г. министерство вигов окончательно распалось, граф Дерби принужден был обратиться к содействию Дизраэли, доставив ему в новом торийском кабинет портфель канцлера казначейства и вместе с тем роль лидера в нижней палате. Партия тори ,к которой принадлежал Дизраэли, по итогам выборов , несколько раз теряло и приобретало власть и неизменно (дважды) он возвращался на должность канцлера.

В феврале 1868 г. Дизраэли стал премьер-министром. «Я залез на намыленный столб» - сказал он. После смерти графа Дерби (23 окт. 1869) Дизраэли наконец получил предводительство над всей консервативной партией, главой которой оставался вплоть до своей смерти. Ввиду громадного большинства, полученного его противником Гладстоном на новых выборах, политика Дизраэли в первые последовавшие за этим годы ограничивалась упорным противодействием всем великим преобразовательным мерам, прославившим министерство Гладстона. Преобразовательная политика либералов мало-помалу вызвала консервативную реакцию в английском народе, и после новых общих выборов в февр. 1874 г. Дизраэли оказался, к удивлению всех партий, во главе громадного большинства.

Началом же возвещенного им решительного образа действий во внешней политике должны быть признаны поездка принца Валлийского в Индию (октябрь 1876), покупка акций Суэцкого канала (ноябрь 1875) и провозглашение королевы Виктории императрицей Индии (апрель 1876). Все эти меры были направлены против политики России в Азии. По закрытии сессии 1876, чувствуя себя по преклонности лет неспособным к дальнейшему предводительству в нижней палате, Дизраэли сложил с себя эту обязанность и был возведен в звание виконта Гугенден и графа Дизраэли.

В начале русско-турецкой войны 1877-1878 г  - граф Би́консфильд (его титул императрица Виктория дала ему из его книги. Не было такого лордства – Биконсфилд. Это был герой одной из его ранних книг, которые он написал двадцатилетним. Он был литературный лорд) сохранял нейтралитет, не скрывая, однако, своих симпатий к туркам. Когда же война окончилась в пользу России и турки обратились к посредничеству Англии, он послал в январе 1878 военный флот в Дарданеллы и по заключении Сан-Стефанского договора, многие существенные пункты которого ему хотелось изменить, призвал к оружию резервы и вызвал в Мальту 7000 индийских войск (апр. 1878). При таком положении дела Россия согласилась на созвание европейского конгресса; но еще до открытия его заседаний Дизраэли вошел в тайное соглашение с Россией, сделав ей много важных уступок, а также с Турцией, которой за уступку Кипра гарантировал все остальные ее владения против всяких агрессивных планов в будущем.

По возвращении в Англию (16 июля 1878) он был встречен общим восторгом, как творец «почетного мира».

Королева пожаловала ему орден Подвязки, город Лондон — диплом на звание почетного гражданина. В это время он находился в апогее своего могущества и славы смелого, не знающего трудностей государственного человека; но торжество его продолжалось недолго. Бесславная война с зулусами, не одобряемая самим Дизраэли, застой в делах, прекращение внутренних реформ — все это произвело переворот в общественном мнении и подорвало доверие народа к ториям. (Но где была его большая ошибка, которая предвосхитила его конец, это,война в Афганистане – 1878 -  1880. Английские войска, с его полного одобрения, вторглись в Афганистан из Индии. И поначалу имели успех, пока это была война армий, пока не началась, как всегда народная война.

У Дизраэли как будто бы были планы и дальше вторгаться в Азию, в глубины Средней Азии, в частности, в Туркестан, чтобы… есть такая фраза в одном из документов его: «чтобы сбросить московитов в Каспийское море».Н.Басовская)  Дизраэли рассчитывал поправить дело, распустив палату, но блестящая победа либералов на новых общих выборах в апреле 1880 принудила его уступить место Гладстону.

Вскоре после своей речи об английской политике в Афганистане, произнесенной им в марте 1881, он заболел и умер 19 апр. Согласно выраженному им желанию, он был похоронен в своем поместье Гугенден в Бёкингэмском графстве, рядом со своей женой и мистрисс Вильямс (которой Дизраэли был обязан большей частью своего состояния). По предложению Гладстона парламент постановил воздвигнуть ему памятник в Вестминстерском аббатстве. 28 февр. 1882 г. в гугенденской приходской церкви Дизраэли поставлен монумент, изваянный скульптором Бэльтом по заказу королевы Виктории (из сицилийского мрамора). Так как он умер бездетным, то вместе с ним угасло и пожалованное ему пэрство. Наследником всех его богатств назначен по духовному завещанию сын его брата Ральфа, Конигсбай Дизраэли. (Королева Виктория, которая уже привязалась к нему всем сердцем, о нем безумно скорбела, прислала на его похороны букетик примул и сопроводила словами, что примулы – его любимый цветок. Никто никогда до этого об этом не слышал. Но после этого в Англии образовалось Общество примулы. Когда исполнилась пятилетняя годовщина его кончины, все дамы носили на туалетах примулу, на шляпе, на платье, где-нибудь, собачек и кошечек обрядили в ошейники с примулами, о чем написал русский купец Щукин, который в эти дни был в Лондоне, и был, конечно, крайне изумлен, что к политическим деятелям, к тем, кто при жизни вызывает почтение и страх, а после смерти желание пинать, что этого здесь не произошло. Другая политическая культура.Н.Басовская)

Прикрепления: Картинка 1 · Картинка 2
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 843 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]