Главная » 2013 » Январь » 14 » 14 декабря родился Михаил Старицкий
08:41
14 декабря родился Михаил Старицкий
14 декабря родился Михаил Петрович Старицкий (2 [14] декабря 1840, Клещинцы — 14 [27] апреля 1904, Киев), известный украинский писатель и театральный деятель.
Свои произведения он писал как на русском (драматические и прозаические произведения) ,так и на украинском (драматургию и поэзию).
Вот и получилось что самые знаменитые его произведения написаны на разных языках : «Hiч яка мiсячна, зоряна, ясная»- на украинском,а пьеса «За двумя зайцами» - на русском.
 
Из поэзии Старицкого :
 
Виклик
 
Ніч яка, Господи! Місячна, зоряна:
Ясно, хоч голки збирай...
Вийди, коханая, працею зморена,
Хоч на хвилиночку в гай!
 
Сядем укупі ми тут під калиною -
І над панами я пан...
Глянь, моя рибонько, - срібною хвилею
Стелеться полем туман;
 
Гай чарівний, ніби променем всипаний,
Чи загадався, чи спить?
Он на стрункій та високій осичині
Листя пестливо тремтить;
 
Небо незміряне всипано зорями -
Що то за Божа краса!
Перлами-зорями теж під тополями
Грає перлиста роса.
 
Ти не лякайся-но, що свої ніженьки
Вмочиш в холодну росу:
Я тебе, вірная, аж до хатиноньки
Сам на руках однесу.
 
Ти не лякайсь, а що змерзнеш, лебедонько:
Тепло - ні вітру, ні хмар...
Я пригорну тебе до свого серденька,
Й займеться зразу, мов жар;
 
Ти не лякайсь, аби тут та підслухали
Тиху розмову твою:
Нічка поклала всіх, соном окутала -
Ані шелесне в гаю!
 
Сплять вороги твої, знуджені працею,
Нас не сполоха їх сміх...
Чи ж нам, окривдженим долею клятою,
Й хвиля кохання - за гріх?
 
Более известен народный вариант этой песни начинающийся словами - «Нiч яка мiсячна, зоряна, ясная!».
Вообще вопрос о происхождении этой песни очень непростой.
http://vilavi.ru/pes/nich/nich1.shtml  - ссылка на удивительно интересный материал на эту тему.
 
Комичные и веселые цитаты - монологи и диалоги из пьесы «За двумя зайцами»
В первую очередь это конечно реплики Свирида Петровича Голохвостого (себя он называет Голохвастов), жениха Прони:
 
- А хороши тут  девчатки-мещаночки, доложу вам:чистое амбре! .. Вот пипочка, просто - а-ах, да пере-ах! Одно слово - канахветка, только смокчи!
 
- Меня таки везде вспоминают: значит, моя персона в шике!
 
-  Понимаете вы, как свиньи в пельцинах! Это шик - не папиросы! Каждая стоить пять копеек; значит, примером: затянулся ты,а уже пяти копеек и нет.
 
- Теперь, следственно, меня везде и всюду первым хвасоном принимают, а почему? Потому, что я умею, как соблюсти свой тип, по-благороднему говорить понимаю!
 
-  На вас нисколечки не похожая: у нее голосок,что у соловейки на лугу, а вы как из бочки грохаете.
 
- Только в руках ее подержишь, так прямо такое у тебя внутри  делается, как в самоваре, аж гудит! Ну и дивчина же! Да  за  такую дивчину, доложу вам, можно всего себя начисто обрить  и  пойти по  Крещатику таким хвасоном...
 
- Дураки серые! Идите на здоровье!Что значит простое мужичье! Никакого понятия нету,никакой деликатной хвантазии... А вот у меня в голове завсегда такой  водеволь, что только мерси, потому - образованный человек. 
 
- Сдается, я ей пондравился... Ну, да кому ж я не  пондравлюсь? 
 
- Ноги человеку,  видите,  для  того и дадены, чтоб бить ими землю, потому они и растут не из головы...
 
-  От  возьмем,  примером, бруки: трубою стоят как вылиты, чисто аглицький хвасон!  А  чего-нибудь не додай, и уже хвизиномии  не  имеют!  Или вот  жилетка,  -  сдается-кажется, пустяк, а хитрая штука: только чуть не угадай,и мода не та,уже и симпатии нету.Я уж не говорю про пиньжак,потому что пиньжак - это первая хворма: как только хвормы нету, так и никоторого шику! А от даже шляпа, на  что уже шляпа, а как она, значит, при голове, так на тебе и парад!
 
- Грех в мех, а спасенье в торбу!
 
- Так его и есть дом Секлиты? Просто, оченно просто. И кто б додумал, что в этакой навозной  куче лежит бриллиант?
 
-  Ах-ах!  Да  я  со  своей  стороны  при   полном аккорде, лишь бы с вашей стороны не было никакого мнения.
 
- О, Проня Прокоповна имеет скус! Ежели когда человек поднимется умом выше лаврской колокольни, да глянет  оттудова  на людей, так они ему сдаются-кажутся такие манюсенькие, как пацюки, пардон, крысы! Позволите папироску?
 
-  Да пущай меня алядьябль скорчит, когда, значит, вру!
 
-  Мерси.Натирально, в каждом обхождении главная хворма  -  ученость.Потому ежели человек ученый, так ему уже свет
переменяется: тогда, примером, что Хивре будет белое, то ему  рябое, что Хивре будет персона, то ему... пардон! Вы меня, Проня Прокоповна, понимаете?
 
А чего стоят реплики Прокопа Свиридовича,отца Прони:
 
- Чего-то мне не по себе... не то недоспал, не то переспал...  Словно бы хочется чего-то - не то фиг, не то соленых огурцов?
 
-  ..По-моему, эти панские  науки да причуды только испортили нам дочку: кому она нужна со своими  переборами? Какой дворянин ее возьмет? Дворянин или офицер ищет жену  красивую, а  наша Проня, не сглазить бы, в тебя пошла.(это он говорит жене Явдокии  Пилиповне)
 
-Ну, ну! А что, старуха! Уже  нас  за хвост и в стадо!
 
А сама Проня:
 
-  Другим, может, необразованным, что  угодно  с  губы  плюнь, потому понятия никакого не имеют, а я в пенционе все науки произошла.
 
- Господи, все ли у меня на своем  месте? По-модному ли? Ой, мама  моя, брансолета  забыла надеть! Шалю или мантилю? Не знаю,  что  мне  больше  до  лица?..  Или, может, и то и другое? Да! Пущай видит! А книжки и нету! Когда надо, так  как назло! И, верно, опять унесла эта каторжная Химка на кухню, чтоб  пироги  на листках сажать! Вот, слава богу, нашла какой-то  кусок... Ух, господи,  как  у  меня  сердце  колотится. Аж  букет  по  грудям  скачет! Как бы его принять: прохаживаясь или  стоя,  или сидя? Нет, лучше лежа, как  наша  мадама  в  пенционе  принимала своего любезного. Эй, Химка, проси.
 
- Мерси за комплиман.                
 
- Ах, не говорите мне  такого, потому я как огонь закраснеюсь...
 
-  Что вы меня страмите? Чего вы тут наговорили - три  мешка борща с кашей?
 
Да и другие персонажи выведены им под стать:
 
Х и м к а.  Там тетка Секлита идет по улице  да  кричит,  да  ругается. Меня вот встретила - из лавки шла, - и велела, чтоб я вам (Проне) передала, что вы, мол, подлюга!
 
С е к л и т а.  А ты думаешь как? Секлита Лымариха ей спустила? Ого! Не на такую  напала!  (Упирается  в  бока.)  Да  я  этот  носатый  пенцион  так отманежила, так отчехвостила на все корки, что аж буркалы вылупила! 
 
Замечательные цитаты из пьесы:
 
С т е п а н.  А  кто,  по-вашему,  господа,   всех   умнее   в   Киеве: семинарист, или академист, или университант?
П а р у б о к.  Голохвостый!
С т е п а н  (хохочет). Ну и отколол!
 П е р в ы й  б а с.  Попал пальцем в небо!
 К т о - т о.  Нашел умника на помойке! Ха-ха!
 П а р у б о к.  А кто ж разумнее его?  Говорит  по-ученому,  что  и не поймешь ничего!
 
П р о н я.  Ваша папироса шкварчит.
Г о л о х в о с т ы й.  Это в груди моей-с!
 
П р о н я  (манерно берет  одну  конфету).  Мне  так  сладкое  надоело!  Кажинный день у нас дома лакомств этих разных, хоть свиней корми!  Я  больше люблю пальцины, нанасы...
Г о л о х в о с т ы й.Сю минуту видно - у вас,Проня Прокоповна,  не простой, а образованный скус.    
      
Г о л о х в о с т ы й.  А вы тиятры любите?
П р о н я.  Знаете, акробаты антиреснее мне: такие красивые мужчины. Я, бывало, как пойду, то так стревожусь за них, что полную ночь не сплю!
 
П р о н я.  Ах, я такие люблю ужасти как: чтоб про такую любовь писали, как смола чтоб кипела!
Г о л о х в о с т ы й.  Да, чтоб аж волос палила!
    
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Не цирюльник ли из-за канавы?
П р о н я.  Не  цирюльник,  а  паликмахтер.
 
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Ладно,  ладно! Я  сейчас пошлю  за водкой.
П р о н я.  Водку?! Вы б еще цибули или тюри поставили!
Я в д о к и я  П и л и п о в н а.  Как же, доченька?
П р о н я.  Чимпанского надо, так положено.
      
С е к л и т а . Ну и устала! Бегала, бегала, что борзая за зайцем, пока все яблоки продала, вот и думаю, дай заскочу к Серку да опрокину чарку-другую!
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  К какому  это  Серку?  Была  у  меня собака Серко, да я ее давно прогнал со двора за то, что гадко дразнили.
С е к л и т а.  Разве ж вас не Серком прозывали, да и теперь  прозывают все на Подоле?
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Не Серко, а Серков.
     
 
 С е к л и т а  (берет бутылку, наливает рюмку  и  сразу  опрокидывает). Великая цаца! Носитесь вы с нею, как с бандурою!
 Я в д о к и я  П и л и п о в н а. Потому  есть с чем: училась в пенционе аж три месяца!
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Не абы где, а в пенционе!
С е к л и т а.  Пенциона, пенциона! Три дня была  где-то  в  подпевалах и уже важничает! Потакайте больше вашей Приське. Она от великого ума и вас с ума сведет!
П р о н я.  Не смейте  меня  Приськой  называть!  Не  вам  меня  учить! Муштруйте свою Галю!
С е к л и т а. Ишь ты! Да кабы моя дочка так кочевряжилась, так  я  бы ей, чертовке, таких подзатыльников вот этой самой корзиной надавала, что она б до новых веников помнила!
 
П р о н я.  Не испугались и мы вас, руки коротки!
С е к л и т а.  До такого носа, как у тебя, и короткими достану!
П р о н я  (сквозь слезы). Что ж это такое? Влезла  в  дом,  насмердила гнилицами, водкой, да еще и лается?!
...             
Я в д о к и я  П и л и п о в н а.  Ты чего это вздумала  попрекать  мою дочку носом! Какой же у нее нос? Какой? Договаривай!
С е к л и т а.  Как у цапли!
         
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Позвольте   спросить: вы сынок покойного Петра Голохвостого,что цирюльню держал за канавой?
П р о н я.  Вы,  папонька,  неизвестно  что  говорите:  ихняя  хвамилия Голохвастов, а вы какой-то хвост приплели!
Г о л о х в о с т ы й.  Да, моя хвамилия натирально - Голохвастов, а то мужичье необразованное коверкает.
..
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Извиняйте,   господин,мы люди простые, как слышали. Так вы, значит, не его, не цирюльника сынок?
Г о л о х в о с т ы й  (смешавшись). То  есть по натуре, значит, по телу, как водится, но по душе, по образованности так мы уже не та хворма...
            
Я в д о к и я  П и л и п о в н а.  (Мужу.)   Ну  и умный же!
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Аж страшно!         
      
X и м к а  (вбегает  с  бутылкой(шампанского), затыкая   ее   пальцем, пена так и брызжет). Ай-ай! Караул! Я открывала ее, каторжную, открывала, не берет, и зубами тащила, и на самоваре грела... а оно как хлопнет, да и потекло!
П р о к о п  С в и р и д о в и ч.  Пропало пять рублей!
 
Биография
Родился Михаил Старицкий 2 (14) декабря 1840 года в селе Клещинцы Золотоношского уезда на Полтавщине (ныне в  Черкасской области) в семье мелкого помещика. Отец, Петр Иванович, отставной ротмистр, умер, когда Михаилу было восемь лет. 1852 году умерла и мать   — Анастасия Захаровна. Она происходила из семьи Лысенко. Оставшись сиротой, Михаил Старицкий был на попечении своего дяди В.Р.Лысенко ,отца композитора Николая Лысенко. В их доме говорили на украинском, английском, французском, немецком, русском языках, в нем царила теплая семейная атмосфера, и к Михаилу относились, как к собственному ребенку.
Учился он в одной из лучших украинских гимназий, в Полтаве. В 1858 году Михаил Старицкий вместе с  Н.Лысенко поступает в Харьковский университет, а в 1860-м переводится на физико-математический факультет Киевского университета. В 1862 году богатые родственники Старицкого по линии отца — дворяне Родзянко, уезжая за границу, передали ему в наследство усадьбу в селе Лыбихивка — прекрасный дом и огромную библиотеку. Михаил стал настоящим помещиком, обожал ездить на охоту. В том же году он женится на сестре Н.Лысенко - Софье Витальевне. Она была младше Михаила на 14 лет. Несмотря на недовольство семьи (влюбленные даже хотели бежать, если им запретят быть вместе), они поженились. Молодым пришлось уговаривать сельского священника, чтобы их обвенчал, так как невеста была 14-тилетней девушкой. Ранний брак оказался прочным и счастливым. Через год у молодоженов родилась дочь Мария.
 В 1864 году возвращается в Киевский университет, но уже на юридический факультет и в 1865 году его заканчивает.
С 1864 году Михаил Старицкий начал выступать в театральных кружках. В 1871 г. поселился в Киеве и вместе с Н.Лысенко - организовали «Общество украинских сценических актеров». Совместным трудом драматурга и композитора была опера «Різдвяна ніч». Спектакль очень понравился зрителям, и для его публичной постановки Михаил Петрович и Николай Витальевич арендовали помещение Городского театра. Успех был так велик, что пришлось показывать спектакль три дня подряд, и каждый вечер — аншлаг. Такой ажиотаж в культурной жизни Киева вызвал озабоченность местного генерал-губернатора. Тем более, что Эмским указом царя Александра II было строжайше предписано: «Воспретить различные сценические представления и чтения на малороссийском наречии, а равно и печатание на таковом же текстов к музыкальным нотам; не допускать к исполнению никакие пьесы и чтения, ввоза в пределы Империи каких бы то ни было книг и брошюр; печатание и издание оригинальных произведений и переводов на том же наречии воспретить...» Исключение сделали только для исторических документов и произведений изящной словесности. После тщательной цензуры их позволялось печатать, но только буквами русского алфавита.
Старицкий записывал народные песни, которые затем издавал в обработке Н.Лысенко, писал либретто к его операм («Гаркуша», «Черноморцы», «Тарас Бульба», «Утопленница»).
В 1882 году он организовал вместе с М. Л. Кропивницким первую украинскую профессиональную театральную труппу. Старицкий платил ведущим актерам своего театра — Кропивницкому, Заньковецкой, Садовскому, Саксаганскому — повышенные ставки, как в императорском театре. Именно из-за больших расходов Михаил Петрович и прогорел. А когда он собрал труппу и предложил актерам работать на паях, корифеи отказались и ушли. Со Старицким остались только молодые актеры .И в 1885—1891 годах он уже сам руководил собственной труппой.
Литературную деятельность начал переводами на украинский язык русских и зарубежных поэтов Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Гейне, Байрона, Мицкевича, Шекспира. Широкую известность приобрела драматургия Старицкого — реалистические социально-бытовые пьесы "Не суждено" (1883), "Ой, не ходи, Грицю, тай на вечерницы" (1890) и др. В исторических драмах "Богдан Хмельницкий" (1887), "Маруся Богуславка" (1897) отражена героическая борьба украинского народа с польской шляхтой и турецко-татарскими завоевателями в 16—17 вв. Когда цензура запретила писать по-украински, написал «Богдана Хмельницкого» и «Кармелюка» на русском языке. Оба произведения печатались в «Московском листке», и за номерами еженедельно выстраивалась очередь, столько желающих было их прочесть. 
Супруга Старицкого Софья Витальевна намного пережила мужа (умерла в 1928 году). У них было пятеро детей. Старшая дочь — Мария Михайловна — была актрисой, режиссером, педагогом. Она первой в Украине получила профессиональное актерское образование в столице империи. Много гастролировала, играла в разных петербургских театрах, в труппе Саксаганского.
Вторая дочь — Людмила Михайловна Старицкая-Черняхивская — известная писательница. В своем завещании Михаил Петрович написал: «...исполнительницей моего завещания я оставляю свою любимую дочь Людмилу, которая была моим ангелом-хранителем при моей жизни и которая любит своих сестер и брата, и она не обидит их. Всем своим наследникам желаю: да ниспошлет им Господь тихую и спокойную жизнь, да не потухнет в их сердцах любовь к своей родине, которая согревала меня всю мою жизнь...».
Средняя дочь — Оксана Михайловна — преподавала музыку. Ее муж — Иван Стешенко — был первым министром просвещения УНР (был убит в 1918 году). В 11-летнем возрасте умерла младшая дочь Старицких — Ольга. Сын — Юрий Михайлович Старицкий — получил юридическое образование в Киевском университете. Из-за того, что в 1902 году принимал участие в студенческой демонстрации, до революции находился под постоянным надзором полиции. В дальнейшем он руководил украинской «Просвитой», но после доноса ему с женой — художницей Варварой Савич — пришлось уехать в Сухуми. Там Юрий Михайлович занимался адвокатской практикой, умер в 1936 году.
В квартире, которая ныне стала музеем писателя (на ул. Саксаганского), Михаил Петрович поселился в 1901 году. Дом этот соседи обходили стороной. У его предыдущей хозяйки — супруги надворного советника Хондошко — было шестеро детей. В порыве ревности муж убил ее, а сам покончил с собой, оставив сирот. Чтобы как-то выжить, пришлось потесниться: дети перебрались на первый этаж, а второй сдали Старицким. Поселиться в «нехорошем доме» Михаила Петровича заставило шаткое материальное положение. В ту пору он уже прогорел со своим театром, а это помещение сдавалось недорого. Кроме того, совсем рядом жили семьи Лысенко и Косачей (родительская семья Леси Украинки). Дети бегали целыми днями из одного дома в другой, и эти три семьи жили, как одна. В последующие годы одну половину дома занимал Михаил Петрович с женой и младшими детьми, а другую — его дочь, писательница Людмила Старицкая-Черняхивская со своей семьей. Здесь писатель и умер 27 апреля 1904 года. Но даже перед смертью Михаил Петрович, лежа в кабинете, продолжал работу: писал свою последнюю поэму «Морітурі». Строки из этого сочинения — «Нехай Україна у щасті буя, у тім нагорода і втіха моя» — выбиты на его надгробии на Байковом кладбище.
В годы советской власти практически все члены семьи были репрессированы. Главное обвинение — «национализм». Первым — в 1929 году — арестовали внука писателя Ярослава Стешенко, певца капеллы «Думка», книговеда. Вероника (Рона) Черняхивская, поэтесса и переводчица (дочь Людмилы Михайловны), была задержана как «иностранная шпионка» за то, что вышла замуж за немецкого банкира. Даже после развода, эту очень красивую женщину не оставили в покое, а матери, которую тоже дважды арестовывали, говорили, что дочь выслали в Сибирь, а позже — что Вероника находится в сумасшедшем доме. В действительности она была расстреляна в 1938 году в Лукьяновской тюрьме.
В 1929 году в Харькове провели показательный суд над членами СВУ (Спілка визволення України), среди которых были писательница Людмила Старицкая-Черняхивская и ее муж Александр Черняхивский, профессор мединститута, крупный ученый-онколог. Их осудили на пять лет. Потом пересмотрели дело и выслали в г. Сталино, где создавался мединститут. Им позволили вернуться в Киев лишь в 1935 году. В 41-м — вновь аресты дочерей Старицкого, Людмилы и Оксаны. Их по этапу отправили в лагерь. По дороге в ссылку Людмила Михайловна умерла в эшелоне. Конвоиры выбросили тело с поезда. Где находится ее могила — неизвестно до сих пор. Оксана Михайловна погибла в лагере в 1942 году. В Норильске погиб и ее сын Ярослав Стешенко.
После войны из рода Старицких в живых осталась только одна внучка писателя — Ирина (Орыся) Стешенко, актриса Театра Леся Курбаса, переводчица.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 925 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]