Главная » 2013 » Ноябрь » 9 » 14 апреля родился Арнольд Тойнби
12:42
14 апреля родился Арнольд Тойнби
14 апреля родился Арнольд Джозеф Тойнби (14 апреля 1889 — 22 октября 1975) — знаменитый британский историк, философ истории, культуролог и социолог, автор двенадцатитомного труда по сравнительной истории цивилизаций «Постижение истории», один из «теоретических отцов» Евросоюза. Его работы были запрещены и в фашистской Германии и в Советском Союзе и вызывали (и вызывают) как неприятие, так и восхищение у самых разных людей. Тойнби - энциклопедист, гуманист, признанный противник насилия, убежденный антифашист и антитоталиторист. Свидетель гибели викторианской Англии, двух мировых войн и распада колониальной системы, Тойнби утверждал, что «на вершине своего могущества Запад сталкивается с незападными странами, у которых достаточно стремления, воли и ресурсов, чтобы придать миру незападный облик».
Тойнби предсказывал, что в XXI в. определяющими историю станут выдвинувшая собственные идеалы Россия (которую Запад не жаждет принять в свои объятия), исламский мир и Китай.
Интересные цитаты из работ Тойнби и о его мистически-исторических видениях (кому-то являлись видения с чертями, а Тойнби с историческими событиями. И здесь - suum cuique (суум куиквэ - каждому свое)):
** 
В вопросах религии очень легко ввести человечество в заблуждение и очень трудно вывести из него.
** 
Cудьбы истории решают два процента населения
** 
Америка — это большой дружелюбный пес в очень маленькой комнате. Всякий раз. когда он виляет хвостом, он переворачивает стул.
** 
Нет достижения выше, чем сделать неразличимой грань между работой и игрой.
** 
Цивилизация — не состояние, а движение, не гавань, а путешествие.
** 
Причина гибели цивилизаций — не убийство, а самоубийство.
** 
Плутарх рассказывает, как однажды в ответ на упрек в малочисленности спартанцев Агесилай устроил смотр, в котором спартанцы были выстроены отдельно от союзников. Затем он стал вызывать по очереди представителей различных ремесел. Сначала попросил выйти из строя всех гончаров, затем всех кузнецов, затем плотников и строителей. Короче говоря, войска союзников сильно поредели, а из спартанских рядов не вышел никто, потому что в Спарте запрещалось заниматься простонародными ремеслами. Агесилай рассмеялся и сказал: "Ну что, видите теперь, сколько Спарта посылает солдат и как мало их у вас?"
Этот исторический анекдот на первый взгляд свидетельствует в пользу спартиатов, но при более близком рассмотрении обнаруживается, что преимущество Спарты мнимое. История сыграла злую шутку, и военное превосходство спартиатов обернулось для них поражением в других, невоенных сферах, где профессионалами показали себя неспартиаты, а спартиаты оказались беспомощными дилетантами. Тем более примечательно, что союзники спартанцев, будучи ремесленниками и считаясь профанами в военном деле, воевали достаточно хорошо, несмотря на более слабую воинскую подготовку и меньшую тренированность. Это нашло отражение в речи Перикла, посвященной памяти афинян, павших в Пелопоннесской войне 431-404 гг. до н.э., дошедшей до нас в изложении Фукидида. "Мы отличаемся от наших соперников тем, что не изнуряем себя постоянными военными упражнениями, предпочитаем в нашей привольной жизни заниматься каждый своим делом, оставаясь готовыми бесстрашно встретить любую опасность, если таковая возникнет. Тот факт, что мы сохраняем нашу боеготовность не перенапряжением, а живя свободно и раскованно, дает нам двойное преимущество.
** 
Истинная цель высшей религии состоит в том, чтобы сообщать духовные наставления и истины, образующие ее сущность, как можно большему числу душ, чтобы каждая душа таким образом достигла сути человеческого предназначения.
** 
Самое оживленное движение часто наблюдается в тупиках истории
** 
Правильное время для начала вашей следующей работы – это не завтра и не на следующей неделе, а прямо сейчас.
** 
…Общество, переживающее упадок, стремится отодвинуть день и час своей кончины, направляя всю свою жизненную энергию на материальные проекты гигантского размаха, что есть не что иное, как стремление обмануть агонизирующее сознание, обреченное своей собственной некомпетентностью и судьбой на гибель.
** 
В настоящее время огромные массы людей все еще остаются на том интеллектуальном и нравственном уровне, на котором они пребывали и 150 лет назад, когда новые гигантские социальные силы только начали появляться. Мера нравственного убожества и деградации современного человечества в полной мере видна на страницах "желтой прессы". В извращенности западной прессы также ощущается властная сила современного западного индустриализма и демократии, стремящаяся удержать основную массу людей, и без того ущербную в культурном отношении, на как можно более низком уровне духовности. Та же сила вдохнула жизнь в порочные институты войны, трайбализма, рабства и собственности
** 
Сейчас и здесь я вовлечен в будущее человечества, каким бы это будущее ни оказалось. Я также вовлечен в то, что произойдет со Вселенной после того, как исчезнет человечество, если такова его конечная судьба... . Я верю, что обитель самого сокровенного духовного святилища человека тождественна духовному началу, пребывающему за и вне Вселенной, и я верю, что эта конечная духовная реальность есть любовь... . Зов любви всегда будет для меня сопровождаться импульсом любопытства. Мне любопытно знать, каким будет развязка нынешнего акта драмы человеческой истории.
** 
Объединение всего человечества - вот веха той стадии развития, к которой приближается современное человеческое общество. Единство рода, племени, города-государства и, наконец, нации успешно достигнуты и окончательно установлены. Всемирное единение - вот та цель, к которой стремится измученное человечество. Формирование наций завершено. Анархия, присущая государственному суверенитету, нарастает. Мир, вступающий в пору зрелости, должен отринуть фетиш суверенитета, признать единство и целостность человеческих отношений и раз и навсегда установить механизм оптимального воплощения этого основополагающего принципа своей жизни
** 
Апатию можно преодолеть только энтузиазмом, а энтузиазм способны породить лишь две вещи: во-первых, захватывающий воображение идеал и, во-вторых, четкий и разумный план воплощения этого идеала в жизнь.
** 
Это парадоксальный, но глубоко истинный и важный принцип жизни: самый надежный способ достижения любой цели состоит в стремлении не к этой цели, но к более далекой, значительно более амбициозной.
** 
Невозможно стать историком, не имея любознательности, как невозможно и оставаться им, если ты утратил это качество.
** 
XX век - это время, когда человечество впервые за всю свою историю может всерьез подумать о благосостоянии всех людей
** 
Коммунизм есть... оружие западного происхождения. Не изобрети его в XIX веке Карл Маркс и Фридрих Энгельс, два человека с Запада, воспитанных в рейнской провинции и проведших большую часть жизни в Лондоне и Манчестере, коммунизм никогда не стал бы официальной российской идеологией. В российской традиции не существовало даже предпосылок к тому, чтобы там могли изобрести коммунизм самостоятельно; и совершенно очевидно, что русским и в голову бы не пришло ничего подобного, не появись он на Западе, готовый к употреблению... Россия рассталась со своей вековой традицией, впервые в истории переняв западное мировоззрение
** 
Запад - это архиагрессор современной эпохи. Россию он оккупировал в 1610, 1709, 1812, 1915, 1941, африканцев продал в рабство, коренное население Северной Америки уничтожил, чтобы расчистить место для западноевропейских непрошеных гостей и их африканских рабов. Страх перед Россией и Китаем - подтверждение того, что Запад не привык страдать от рук остального мира так, как остальной мир страдал от рук Запада. И русский авторитаризм вызван давлением Запада. Западная экспансия угрожала Русским землям, и они были вынуждены подчиниться новому игу, игу коренной русской власти в Москве, без которого они не могли бы выжить. Угроза не прошла - как только российская земля была освобождена от немецкой оккупации, американцы сбросили на Японию атомную бомбу, возвестив о третьей западной технической революции. России снова пришлось догонять - чтобы уцелеть.
** 
Запад ненавидит Россию за приверженность чуждой, православной цивилизации. Западноевропейцы верят, что они являются избранными наследниками Израиля, Греции и Рима, - но византийцы верили в свое первородство и избранничество. Прочтите отчет ломбардского епископа Лиутиранда - саксонским императорам Оттону I и II о его дипломатической миссии к византийскому двору в Константинополе в 968 году. Если забыть на минуту дату отчета и обратить внимание только на тон и настроение, то можно подумать, что автор - американец, посетивший Москву - столицу Советской России. Прочтите книгу византийской царевны Анны Комнины, где она пишет о новом страшном оружии - арбалете, который открыли западные люди. Этот пассаж мог бы быть с тем же успехом жалобой русских в 1947 году по поводу американской монополии на атомную бомбу. Россия унаследовала вместе с византийским православием и титулом Третьего Рима - ненависть Запада.
**
Русскому человеку ХХ века, отцом которого был славянофил Х1Х в, а дедом - истый православный, легко было стать убежденным марксистом. При этом не возникало необходимости изменять унаследованное им отношение к Западу. Для русского марксиста, как и для славянофила, и православного Россия всегда святая Русь, а Запад навсегда погряз в ереси, коррупции и разложении. Марксизм - мировоззрение, позволяющее русскому народу сохранять неизменным свое негативное отношение к Западу и в то же время развивать Россию, чтобы уберечь ее от завоевания уже развитым Западом - это ниспосланный свыше дар богов, упавший в руки русского народа - избранника. Советский Союз, как и великое княжество Московское в 14 в. воспроизводят характерные черты Византийской империи, а в ней церковь может быть хоть христианской, хоть марксистской, лишь бы она служила интересам государственного управления. Под распятием и под серпом и молотом Россия - та же Святая Русь, а Москва - Третий Рим.
** 
Коммунистическая Россия была, пожалуй, первой незападной страной, признавшей возможность полного отделения сферы промышленного производства от западной культуры, заменяя ее эффективной социальной идеологией. Петровская Россия пыталась посеять семена западного индустриализма на неблагодатную почву русского православно-христианского общества, однако потерпела неудачу, ибо программы модернизации проводились половинчато. Марксизм пришел в Россию, обещая превратить ее в развитую промышленную державу, но не капиталистическую и не западную.
** 
Победа России в соревновании с Соединенными Штатами в космосе, результатом которой явился запуск в 1957г. первого искусственного спутника Земли, без сомнения, нашла отклик во всем незападном мире как воодушевляющее символическое событие. Казалось, это событие обозначит конец технологического превосходства Запада, а тем самым и конец его господства, базировавшегося именно на технологическом превосходстве. Наблюдатель, знакомый с российской историей, напомнил бы, что технологическое соперничество России с Западом, получившее столь драматическую кульминацию в 1957 г., также имеет долгую историю. Оно началось не в 1917 г., а в 1689 г. Ленин унаследовал политику от Петра Великого. Принятие Петром западной технологии тех времен оказалось настолько эффективным, что дало ему возможность в 1709 г. решительно победить одну из величайших держав современного ему Западного мира — Швецию. Историческая победа над Карлом XII под Полтавой была одержана Петром благодаря программной вестернизации, которая велась в течение двадцати шести лет после исторического поражения османов у крепостных валов Вены в 1683 г. С этой решающей битвы в 1683 г. началось западное господство, которое длилось четверть тысячелетия в мире в целом. Однако из всех незападных стран преуспела одна Россия, сохранив свою независимость. И решающая битва, обозначившая это достижение, была выиграна Россией почти сразу. Согласно такой интерпретации, роль России в истории — служить лидером в общемировом движении сопротивления общемировой современной агрессии Запада.
** 
Коммунистическая идеология является христианской ересью в том смысле, что она отбирает некоторые элементы христианства и концентрируется на них, исключая остальные. Она взяла у христианства его социальные идеалы, его фанатизм: и энтузиазм.
** 
Оглядываясь назад, на историю последних пяти тысяч лет, я больше не считаю, что у какого бы то ни было правительства существовало когда-либо моральное оправдание, чтобы начать войну — даже с самыми чистыми целями. Я по-прежнему нахожу оправданным, а в некоторых случаях отношу даже в ранг моральных обязательств сопротивление агрессии (примером может служить сопротивление агрессии Германии, Японии и Италии во Второй мировой войне), но отныне я расцениваю даже «справедливую» войну в защиту своей собственной страны или какой-то другой страны как трагическую необходимость. А теперь я … убедился на практике, что справедливость редко оказывается безусловной; что существуют войны (например, война во Вьетнаме), в которых обе страны заявляют — и более или менее верят в это, — что сопротивляются агрессору, а на деле оказывается так что либо одна из воюющих сторон, либо обе они фактически совершают агрессию, а не противостоят ей.
** 
В конце концов приходится признать, что территориальная экспансия не может быть принята в качестве критерия роста цивилизации... В наше время разворачивается впечатляющая и всеобъемлющая экспансия западного мира. Впервые за всю свою историю человечество столкнулось с ситуацией, когда одно общество распространило свое влияние на всю обитаемую поверхность Земли. Едва ли были в истории большие контрасты, чем в наши дни: глобальные экспансионистские устремления западного общества при относительной неподвижности других живых обществ нашей планеты. Когда эти другие цивилизации предпочитали держаться своих постоянных границ, безудержно расширяющаяся западная цивилизация, не зная пределов своим устремлениям, стала стучаться во все дери, взламывать все преграды и прорываться в самые замкнутые крепости. Когда вестернизация незападных обществ достигла апогея, Homo Occidentalis ["Человека западного"] охватило неверие в собственные силы и страх перед будущим, а это, если судить по прецедентам, - плохой признак...
 **
Интересны необычные истории-видения которые Тойнби описал в своих воспоминаниях и которые приведены в книге  Колин Уилсон «За пределами непознанного». Приведем довольно большой и чрезвычайно любопытный отрывок из нее (Монографией по истории» Уилсон видимо называет «Постижение истории»):
**
10 января 1912 года историк Арнольд Тойнби пережил нечто необычайное. Он сидел на одной из башен цитадели греческого города Фарсал и думал о битве, которая произошла на этих склонах в 197 году до нашей эры. В оче­редной раз взглянув на залитую солнцем мест­ность, Тойнби вдруг соскользнул в «складку времени», как он назвал это позже. Теперь вместо освещенного солнцем склона холма перед ним стоял густой туман, и он знал, что в этом тумане навстречу друг другу движут­ся армия римлян и войска Филиппа Пятого Македонского. Затем туман развеялся, и гла­зам историка представилось правое крыло македонской фаланги. Солдаты бежали вниз по склону, тесня римлян. Но при этом обра­зовался опасный разрыв между правым и ле­вым флангами македонской армии, и римский военачальник тут же воспользовался этим: развернул своих солдат и ударил македонцев с тыла. Эти простые молодые крестьяне не знали, что такое жалость: даже если греки поднимали руки вверх и сдавались, их все равно убивали на месте. Видение было на­столько правдоподобным, что Тойнби отвер­нулся от зрелища кровавой резни, при этом увидев группу скачущих куда-то всадников — но к какой из армий они принадлежали, он не знал. Мгно­вение спустя вся сцена словно растворилась в воздухе и перед историком вновь был залитый солнцем идиллический пейзаж.
 Историк был хорошо осведомлен о состоявшейся в прошлом бит­ве, что, несомненно, сыграло свою роль в его «видении». Казалось бы, из этого можно сделать вывод, что Тойнби всего лишь наблю­дал необычайно яркое порождение собственной фантазии, но как тогда объяснить увиденную им группу куда-то спешащих всад­ников? Более того, Тойнби сообщает, что, путешествуя по Греции, он еще несколько раз испытывал похожие ощущения. Из его опи­сания (вошедшего в десятый том его «Монографии по истории») становится понятно, что во время этой поездки он часто находил­ся в любопытном полумистическом состоянии, так что его разум нередко порождал что-то вроде галлюцинаций.
 Спустя два меся­ца после эпизода с битвой, 19 марта, с Тойнби произошел еще один подобный случай. Выйдя из-за отрога горы на Крите, он увидел перед собой развалины причудливой виллы в стиле барокко, ве­роятно построенной несколько столетий назад для одного из ве­нецианских правителей Крита. Когда он стоял, глядя на заброшенное здание, его «посетило ощущение, похожее на то, которое охватывает вас, когда самолет проваливается в воздушную яму, но скорее психическое, чем физическое». Тойнби «провалился в дыру во времени», вернувшись на два с половиной столетия назад и попав в тот самый день, когда обитатели виллы внезапно решили оставить ее. На этот раз он абсолютно ничего не знал о здании, на которое внезапно натолкнулся...
 Знание Тойн­би истории имеет определенное отношение к этому переживанию, но нельзя сказать, что последнее было вызвано им.
Еще раз подобное ощущение было испытано Тойнби в руинах театра на открытом воздухе в Эфесе: «пустой театр вдруг напол­нился шумной толпой. Мертвые моментально вернулись к жизни, встали на ноги и заговорили». Судя по всему, Тойнби наблюдал известный библейский эпизод: конфликт святого Павла и двух его спутников с гильдией серебряников в Ефесе. Те боялись, что распространение христианства лишит их средств к существова­нию — они зарабатывали себе на жизнь, изготовляя серебряные изображения богини Артемиды. В Деяниях апостолов говорится, что разгневанная толпа, заполнившая театр, два часа кричала и угрожала Павлу, и лишь после этого блюститель порядка убедил народ разойтись. Тойнби показалось, что он ясно видит среди толпы двоих спутников Павла, Гаия и Аристарха, а также умного иудея Александра. Когда же крики «Велика Артемида Ефесская!» стали стихать, видение исчезло и Тойнби «мгновенно вынырнул из пропасти глубиной в девятнадцать столетий на поверхность реки времени».
 Месяц спустя, 23 апреля 1912 года, с Тойнби произошел оче­редной любопытный случай. Он пробрался сквозь пролом в кре­постных сооружениях цитадели Монемвасия в Лаконии и увидел в зарослях терновника несколько бронзовых пушек, деревянные лафеты которых давно сгнили. В этот момент Тойнби вновь про­валился в «складку времени» и очутился в 1715 году, в том дне, когда крепость, до того принадлежавшая венецианцам, перешла в руки турок. Но когда он обратился к историческим источникам, то с удивлением узнал, что ни в 1715, ни в 1821 году, когда турки сдались восставшим грекам, крепость не была взята в результате штурма — каждый раз осажденные мирно открывали ворота на­падавшим. Так что Тойнби сделал вывод, что ломавшие стены и разбивавшие пушки победители, которых он видел, делали это для того, чтобы лишить форт всякого военного значения, дабы в будущем он не представлял для них никакой угрозы. Испытан­ное историком недоумение совершенно определенно свидетель­ствует, что он действительно «видел», а не просто воображал себе все эти события.
 Наиболее известное из испытанных Тойнби «путешествий во времени» произошло в мае 1912 года, когда он, бродя по располо­женной на равнинах Спарты цитадели Мистра, погрузился в глу­бокую задумчивость. После того как в ходе греческой войны за независимость (двадцатые годы девятнадцатого века) Мистра была взята штурмом, она превратилась в развалины. Тойнби, с плиткой шоколада в руках рассматривающий руины, внезапно перенесся назад во времени, в тот день, когда восставшие ворвались в Мистру и вырезали большую часть обитателей крепости. Время в очередной раз словно застыло, и прошлое сделалось реальностью. Тойнби был переполнен «ужасающим ощущением греховности, пронизываю­щей все человеческие деяния» — и именно это видение позже по­двигло его написать монументальную «Монографию по истории».
 Так какова же природа «видений» Тойнби? Скептик назовет их всего лишь плодом фантазии историка, но рассказ Тойнби дает понять, что сам он отнюдь не считал их фантазией. Такие подробности, как неизвестные всадники, бегущие из Фарсала, присутствие спутников Павла в театре в Ефесе, жестокость, про­демонстрированная нападавшими в крепости Мистра, показы­вают, что это было скорее что-то вроде сновидения. Кстати, сам Тойнби, описывая свои ощущения, испытанные в Фарсале, так­же употребляет слово «сон». Он признает, что эти видения длились долю секунды, но утверждает, что ощущение реальности происходящего было настолько полным, что ему казалось, буд­то он попал в прошлое. Тойнби сравнивает себя с палеонтологом, способным восстановить внешний вид динозавра по фрагменту его кости.
 Я уже отмечал, что в данном случае мы имеем дело с при­сущей человеку латентной способностью, существование кото­рой мы осознаем лишь весьма смутно. Речь идет о способности интуитивно постигать реальность другого времени или места.
 Активное воображение включает в себя ощущенйе участия — в этом несложно убедиться, если проанализировать еще один случай, описанный в «Монографии по истории» Тойнби.
 Автор рассказывает, как еще студентом читал описание Титом Ливием войны между Римом и другими итальянскими государствами. Некто Мулит, римлянин, сражавшийся на стороне противников Рима, изменив внешность, смог пробраться в город — ему захотелось повидаться с женой. Когда та отказалась впустить Мулита, заявив, что за его голову назначена награда, он вонзил меч себе в грудь, оросив дверь своего дома кровью. Тойнби пишет, что, прочитав это, «вмиг перенесся сквозь пространство и время, очутившись у окутанного тьмой черного входа в римское жилище и став свидетелем трагедии, намного более горькой, чем фиаско любой общей идеи». Несомненно, вспышка «активного воображения», имевшая место за год до путешествия Тойнби в Грецию, стала возможной благодаря сильнейшей личной симпатии к Мулиту, но при этом она является предвестником, будущих попаданий в «складки времени». Очевидно, в подобном случае возможности разума внезапно и существенно расширяются — как будто пружина в дедовских часах становится намного более мощной. Однако такое обычно происходит в результате случайности. Все это выглядит так, словно что-то выталкивает на поверхность природную способность человека. Эту мысль прояснит рассказ Тойнби об очередном испытанном им «просветлении»,которое весьма напоминает описанные ранее мистические просветления. В каждом из шести описанных случаев автор ощущал, - что между ним и действующими лицами того или иного исторического события мгновенно устанавливается некая связь в результате воздействия на его воображение впечатляющего зрелища места, где произошло это давнее событие. Но однажды автору пришлось испытать еще более необычное и более масштабное ощущение.
 «Дело было в Лондоне, незадолго до окончания Первой мировой войны — точную дату я не помню. Я шел по мостовой Бэкингем- Пэлес-роуд вдоль западной стены вокзала «Виктория», когда вдруг ощутил единение не просто с тем или иным эпизодом Истории, но со всем, что было, есть и будет. Внезапно меня пронзил мощный поток самого Времени, и моя жизнь превратилась в рядовую волну этого всеобъемлющего прилива. Такое ощущение продлилось достаточно долго, чтобы я обратил внимание на кирпичную мостовую и белую стену вокзала слева от меня и с радостным изумлением подумал: почему это абсолютно прозаическое зрелище вызывает у меня чувство какого-то озарения? Мгновение спустя ощущение единения пропало, и мечтатель вернулся в обыденность».
 Без сомнения, разум Тойнби моментально вышел на новый уровень восприятия и несколько мгновений, подобно какой-то мифической птице, «парил» над всем полем человеческой истории — так же, как разум вундеркинда способен вознестись надо всем математическим полем. Джеймс писал, что одна вещь напомнила ему о другой, та — о третьей и так далее, и все это произошло настолько быстро, что рациональный разум был не в состоянии угнаться за этим процессом. В случае с Тойнби «процесс единения», похоже, был мгновенным. Ощущения, которые дарит нам «способность X», можно объяснить, не выходя за рамки простой логики — к примеру, физиологии мозга. Возможно, ощущения Тойнби были вызваны внезапным приливом жизненной энергии, которая заставила его разум «засветиться» —так, как колебания напряжения в электрической сети заставляют электролампу некоторое время светить сильнее. Несомненно, такие озарения сопровождаются переходом «фокуса сознания» от левого к правому полушарию головного мозга. Левое полушарие всегда торопится и направляет все свое внимание на очередную задачу, так что у него нет времени на впечатления и интуитивные представления. Переход фокуса сознания к правому полушарию мозга начинается с чувства расслабления и облегчения. Вместо того чтобы бросаться вперед, сознание неспешно распространяется по сторонам, охватывает настоящее, смотрит «на» вещи, а не сквозь них. В результате человека охватывает то самое ощущение расширения действительности.
** 
Биография.
 Родился Арнольд Джозеф Тойнби в Лондоне в семье землевладельцев скандинавского происхождения. Он племянник известного исследователя экономической истории и сторонника социального реформаторства для улучшения положения рабочего класса Арнольда Тойнби.
Его дед был врачом, а отец - служащим социальной опеки. Прадед будущего философа был фермером, владел 600 акрами земли, воспитал 15 детей, которые получили образование и стали заметными людьми в общественной жизни тогдашней Англии.
В силу семейных обстоятельств, маленький Тойнби рос и воспитывался в семье своего дяди - историка и мецената Арнольда Тойнби, который умер за шесть лет до его рождения. Вдова Арнольда - «тетя Шарли» на много лет пережила своего мужа, была для мальчика не только авторитетным воспитателем, но и духовно близкой лицом. Она интересно рассказывала различные истории, комментировала жизненные приключения, постепенно вводя любопытную ребенка в мир большой культуры. Именно «тетя Шарли впервые познакомила Тойнби с« оксфордским миром », воспитала в нем влечение к образованию, почтительно-трепетное отношение к истории, культуры и науки. Однако, Тойнби считал, что призвание историка воспитала в нем его мать - Сара Эдит, которая с пятилетнего возраста, ежедневно, перед сном читала сыну своеобразные лекции по истории.
 Учился Арнольд в колледже Винчестер и Бейлиол-колледже в Оксфорде. В Оксфордском университете, в котором после окончания колледжа продолжил обучение Арнольд Тойнби, он уходит в греческую историю, литературу, греческий и латинский филологию. Взяв отпуск, юноша совершает путешествие в Греции, Франции и Италии, где непосредственно знакомится с тем, что было предметом его изучения в течение 12 лет. В 1912 г. начал преподавательскую деятельность в Оксфорде, где читал историю Средних веков и Византии. В 1913 г. женился на дочери Гилберта Мюррея Розалинде Мюррей (умерла в 1967). Болезнь отторгла Тойнби от службы в армии и участия в Первой мировой войне, унесшей жизни подавляющего большинства его однокурсников и друзей. Войну он отбыл не на фронте, а в отделении политической разведки Министерства иностранных дел Великобритании.
 Свою первую книгу, изданную в 1915 p., Ученый подписал именем «Арнольд Тойнби». Это вызвало страшное недовольство семьи. «Это не твое имя, - говорили они, - а имя твоего дяди». Для успокоения семьи, Тойнби добавил к своему имени имя своего деда - Джона. Так родился всемирно известный ученый с именем «Арнольд Дж. Тойнби».
 С 1919 по 1924 преподавал в Лондонском университете. Работал в Лондонской школе экономики и Королевском институте международных отношений в Чэтэм-Хаус, директором которого был с 1929 по 1955 гг.
 Приняв приглашение Министерства иностранных дел по редактированию издания шеститомного труда по истории Парижской мирной конференции, Арнольд Дж. Тойнби приступил к делу, которая определила его место в истории философии и культуры. Он превратился в маститого историка и философа, который создал уникальную модель всемирной истории: в 1934 году в свет вышли первые три тома его знаменитой 12-томного труда «Исследование истории», завершенной и переданной для издательства в США в 1962 - 1964 pp. Сокращенный вариант I-VI томов произведения был опубликован В 1946 p., VII-X тома - в 1957 г. Третью иллюстрированную версию «Исследование истории» в одном томе Арнольд Дж. Тойнби подготовил и опубликовал в Лондоне (1974) вместе с Джейн Каплан.
 Эти публикации сделали Тойнби знаменитым. «Исследование истории» стало бестселлером, а сам Тойнби - звездой первой величины, которую университеты (преимущественно американские) приглашали выступать с докладами.
 Автор множества исследований по историко-философским, социологическим и политическим проблемам. Положение учёного-специалиста, вовлечённого в мировую политику на самом высоком уровне (эксперт на Парижских мирных конференциях 1919 и 1946 гг.), в значительной степени определило характер и масштабы его исторического мышления.
 Сын А. Дж. Тойнби и Р. Мюррей, Филип Тойнби, был журналистом, писателем и коммунистом, а их внучка Полли Тойнби является левой публицисткой и колумнисткой «The Guardian».
Тойнби рассматривал всемирную историю как систему условно выделяемых цивилизаций, проходящих одинаковые фазы от рождения до гибели и составляющих ветви «единого дерева истории». Цивилизация, по Тойнби — замкнутое общество, характеризующееся при помощи двух основных критериев:
религия и форма её организации;
территориальный признак, степень удалённости от того места, где данное общество первоначально возникло.
Тойнби выделяет 21 цивилизацию:
египетская,
андская,
древнекитайская,
минойская,
шумерская,
майянская,
сирийская,
индская,
хеттская,
эллинская,
западная,
дальневосточная (в Корее и Японии),
православная христианская (основная) (в Византии и на Балканах),
православная христианская в России,
дальневосточная (основная),
иранская,
арабская,
индуистская,
мексиканская,
юкатанская,
вавилонская.
Также, кроме перечисленных, Тойнби выделяет неродившиеся цивилизации (дальнезападная христианская, дальневосточная христианская, скандинавская, неродившаяся сирийская «эпохи гиксосов» — середины II тысячелетия до н. э.), а также особый класс задержанных цивилизаций, которые родились, но были остановлены в своём развитии после рождения (эскимосы, кочевники Великой степи, османы, спартанцы, полинезийцы).
В некоторых случаях сменяющие друг друга цивилизации образуют последовательности. Максимальное число цивилизаций в этих последовательностях не превышает трёх. Последними членами последовательностей являются ныне живущие цивилизации. Таковы последовательности:
минойская — эллинская — западная цивилизации,
минойская — эллинская — православная цивилизация,
минойская — сирийская — исламская цивилизации,
шумерская — индская — индуистская цивилизации.
Учёным были выдвинуты критерии оценки цивилизаций: устойчивость во времени и пространстве, в ситуациях Вызова и взаимодействия с другими народами. Смысл цивилизации он видел в том, что сопоставимые единицы (монады) истории проходят сходные этапы развития. Успешно развивающиеся цивилизации проходят стадии возникновения, роста, надлома и разложения. Развитие цивилизации определяется тем, способно ли творческое меньшинство цивилизации находить ответы на вызовы природного мира и человеческой среды.
Тойнби отмечает следующие типы вызовов: вызов сурового климата (египетская, шумерская, китайская, майянская, андская цивилизации), вызов новых земель (минойская цивилизация), вызов внезапных ударов от соседних обществ (эллинская цивилизация), вызов постоянного внешнего давления (русская православная, западная цивилизация) и вызов ущемления, когда общество, утратив нечто жизненно важное, направляет свою энергию на выработку свойств, возмещающих потерю.
Каждая цивилизация даёт сформулированный её «творческим меньшинством» Ответ на Вызов, бросаемый ей природой, социальными противоречиями и в особенности другими цивилизациями. На стадиях возникновения и роста творческое меньшинство находит ответ на вызовы окружения, авторитет его растёт и происходит рост цивилизации. На стадиях надлома и разложения творческое меньшинство утрачивает способность находить ответы на вызовы окружения и превращается в элиту, стоящую над обществом и управляющую уже не силой авторитета, а силой оружия. Большинство населения цивилизации превращается во внутренний пролетариат. Правящая элита создаёт универсальное государство, внутренний пролетариат — вселенскую церковь, внешний пролетариат создаёт мобильные военные отряды.
 
Тойнби о России
Основным вызовом, определившим развитие русской православной цивилизации, Тойнби считает непрерывное внешнее давление. Впервые оно началось со стороны кочевых народов в 1237 г. походом хана Батыя. Ответ заключался в изменении образа жизни и обновлении социальной организации. Это позволило впервые за всю историю цивилизаций оседлому обществу не только победить евразийских кочевников, но и завоевать их земли, изменить лицо ландшафта и в конечном итоге изменить ландшафт, преобразовав кочевые пастбища в крестьянские поля, а стойбища - в оседлые деревни. В следующий раз страшное давление на Россию последовало в XVII веке со стороны западного мира. Польская армия в течение двух лет оккупировала Москву. Ответом на этот раз было основание Петербурга Петром Первым и создание русского флота на Балтийском море. Коммунизм Тойнби рассматривал как «контрудар», отбивающий назад то, что Запад навязал в XVIII в. в России. Экспансия коммунистических идей лишь один из неизбежных ответов на противоречие «между западной цивилизацией как агрессором и другими цивилизациями как жертвами». Свидетель гибели викторианской Англии, двух мировых войн и распада колониальной системы, Тойнби утверждал, что «на вершине своего могущества Запад сталкивается с незападными странами, у которых достаточно стремления, воли и ресурсов, чтобы придать миру незападный облик». Тойнби предсказывал, что в 21 в. определяющим историю Вызовом станут выдвинувшая собственные идеалы Россия (которую Запад не жаждет принять в свои объятия), исламский мир и Китай.
 Теоретические построения А. Тойнби вызвали неоднозначную реакцию у профессиональных историков.
Российский философ А.А. Ивин писал: «Концепция Тойнби поражает грандиозностью своего замысла - охватить всю человеческую историю и описать все появившиеся в ее ходе цивилизации. Чрезвычайно богатая деталями и верными наблюдениями, касающимися отдельных цивилизаций и их сравнения, концепция завершается, однако, превознесением мировых религий и констатацией того, что история - это божественная творческая сила в движении.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 1054 | Добавил: Мария | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]