Главная » 2013 » Ноябрь » 22 » 13 марта родился Антон Макаренко
12:31
13 марта родился Антон Макаренко
13 марта родился Антон Семёнович Макаренко (1 (13) марта 1888, Белополье, Сумской уезд, Харьковская губерния, Российская империя — 1 апреля 1939, станция Голицыно, Московская область) — советский педагог и писатель.
Свидетельством международного признания А. С. Макаренко стало известное решение ЮНЕСКО (1988), касающееся всего четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления в ХХ веке. Это — Джон Дьюи, Георг Кершенштейнер, Мария Монтессори и Антон Макаренко.
    

Интересные афоризмы, мысли и цитаты из произведений А.С.Макаренко:
 
Воспитание детей начинается с рождения… их родителей
 
Человек не может жить на свете, если у него нет впереди ничего радостного. Истинным стимулом человеческой жизни является завтрашняя радость.
 
Если с человека не потребовать многого, то от него и не получишь многого.
 
Хорошее в человеке приходится проектировать, и педагог это обязан делать...
 
Сколько десятков веков живут люди на земле, и вечно у них беспорядок в любви! Ромео и Джульетта, Отелло и Дездемона, Онегин и Татьяна, Вера и Сильвестров. Когда это кончится? Когда наконец на сердца влюблённых будут поставлены манометры, амперметры, вольтметры и автоматические быстродействующие огнетушители? Когда уже не нужно будет стоять над ними и думать: повесится или не повесится?
 
Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни. Малейшие изменения в тоне ребенок видит или чувствует, все повороты вашей мысли доходят до него невидимыми путями, вы их не замечаете.
Если дома вы грубы, или хвастливы, или пьянствуете, а еще хуже, если вы оскорбляете мать, вам уже не нужно думать о воспитании: вы уже воспитываете ваших детей и воспитываете плохо, и никакие самые лучшие советы и методы вам не помогут.
 
Обычно говорят: я — мать и я — отец, все отдаем ребенку, жертвуем ему всем, в том числе и собственным счастьем. Самый ужасный подарок, какой только могут сделать родители своему ребенку. Надо ставить вопрос так: никаких жертв, никогда, ни за что. Наоборот, пусть ребенок уступает родителям.
 
Каким будет человек, главным образом зависит от того, каким вы его сделаете к пятому году жизни, если вы его до пяти лет не воспитываете как нужно, потом придется перевоспитывать.
 
Сколько бы ни создавали правильных представлений о том, что нужно делать, но если вы не воспитываете привычки преодолевать длительные трудности, я имею право сказать, что вы ничего не воспитали.
 
Никакая дружба невозможна без взаимного уважения.
 
Отказаться от риска — значит отказаться от творчества.
 
Воспитывает все: люди, вещи, явления, но прежде всего и дольше всего — люди. Из них на первом месте — родители и педагоги.
 
Не самодурство, не гнев, не крик, не мольба, не упрашиванье, а спокойное, серьезное и деловое распоряжение — вот что должно внешним образом выражать технику семейной дисциплины. Ни у вас, ни у ваших детей не должно возникать сомнения в том, что вы имеете право на такое распоряжение, как один из старших уполномоченных членов коллектива.
 
Девушек нужно учить большему уважению к себе, к своей женской гордости. Девушку нужно учить, чтобы она даже приятных ей молодых людей встречала с некоторым перцем.
 
Либо всё, либо ничего - обыкновенная российская припадочная философия.
 
Почему в технических вузах мы изучаем сопротивление металлов, а в педагогических не изучаем сопротивление личности, когда ее начинают воспитывать? А ведь для всех не секрет, что такое сопротивление имеет место.
 
Воспитательный процесс — процесс постоянно длящийся, и отдельные детали его разрешаются в общем тоне семьи, а общий тон нельзя придумать и искусственно поддерживать. Общий тон, дорогие родители, создается вашей собственной жизнью и вашим собственным поведением.
 
Ни в коем случае режим не должен скрепляться строевой муштровкой. Шеренги, команда, военная субординация, маршировка по зданию — все это наименее полезные формы в трудовом детском и юношеском коллективе, и они не столько укрепляют коллектив, сколько утомляют ребят физически и психически.
 
Это - распространенное мнение, что у человека должны быть и достоинства и недостатки. Так думают даже молодые люди, школьники. Как "удобно" становится жить при сознании: достоинства имею, недостатки тоже есть. А дальше идет самоутешение: если бы не было недостатков, то это была бы схема, а не человек. Недостатки должны быть для красочности.
   Но с какой стати должны быть недостатки? А я говорю: никаких недостатков не должно быть. ...Вообще, от человека нужно требовать, требовать, требовать! И каждый человек от себя должен требовать...
 
Наказание — это не только право, но и обязанность в тех случаях, когда наказание необходимо.
 
Когда интеллигент что-нибудь делает из принципа, это значит, что через полчаса и он сам, и все окружающие должны принимать валерьянку.
 
А вы думаете, ведьма, так обязательно на метле? И с таким носом? Нет. Настоящие ведьмы красивые.
 
Хорошо было то, что я всегда ощущал себя накануне победы, для этого нужно было быть неисправимым оптимистом.
 
Педагог должен знать свой предмет по-настоящему хорошо, и тогда его будут уважать и слушаться, даже если он резкий человек. Но каким бы вы добреньким ни были, хоть кормите их конфетами, если вы своего предмета не знаете — вас и в грош не будут ценить. Вы будете вечно объектом насмешек и издевательств. Вам будут готовить всякие подвохи и каверзы — и все из-за отсутствия уважения.
 
Если к работе подходить трезво, то необходимо признать, что много есть работ тяжелых, неприятных, неинтересных, многие работы требуют большего терпения, привычки преодолевать болевые угнетающие ощущения в организме; очень многие работы только потому и возможны, что человек привык страдать и терпеть.
 
В такой семье, где есть несколько избыточный достаток, меньше всего нужно удовлетворять дополнительные потребности самого ребёнка, а расходовать деньги на удовлетворение общих семейных потребностей: лучше купить книги, чем лишний костюм.
 
Первым признаком коллектива является то, что это не толпа, а целесообразно устроенный, действующий орган, орган, способный действовать.
 
И я с отвращением думал о педагогической науке:
 "Сколько тысяч лет она существует! Какие имена, какие блестящие мысли: Песталоцци, Руссо, Наторп, Блонский! Сколько книг, сколько бумаги, сколько славы! А в то же время пустое место, ничего нет, с одним хулиганом нельзя управиться, нет ни метода, ни инструмента, ни логики, просто ничего нет. Какое-то шарлатанство."
 
Книги — это пререплетённые люди.
 
В особенности нужно бояться бессмысленного проглатывания страницы за страницей, безвольного следования только за внешней интересностыо книги.
 
Научить любить, научить узнавать любовь, научить быть счастливым — это значит научить уважать самого себя, научить человеческому достоинству.
 
..Я пришёл к тезису, который исповедаю и сейчас, каким бы парадоксальным он ни казался. Нормальные дети, или дети, приведённые в нормальное состояние, являются наиболее трудным объектом воспитания. У них тоньше натуры, сложнее запросы, глубже культура, разнообразнее отношения. Они требуют от вас не широких размахов воли и не бьющей в глаза эмоции, а сложнейшей тактики.
 
Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно.
 
Когда воспитатели предлагали вниманию Соломона Борисовича педагогическую проблему зарплаты, Соломон Борисович говорил:
 – Мы же должны воспитывать, я надеюсь, умных людей. Какой же он будет умный человек, если он работает без зарплаты!
 – Соломон Борисович, а идеи, по-вашему, ничего не стоят?
 – Когда человек получает жалованье, так у него появляется столько идей, что их некуда девать. А когда у него нет денег, так у него одна идея: у кого бы занять? Это же факт.
 
Если мало способностей, то требовать отличную учёбу не только бесполезно, но и преступно. Нельзя насильно заставить хорошо учиться. Это может привести к трагическим последствиям
 
В деле перевоспитания нет ничего труднее девочек, побывавших в руках. Как бы долго не болтался на улице мальчик, в каких бы сложных и незаконных приключениях он ни участвовал, как бы ни топорщился он против нашего педагогического вмешательства, но если у него есть — пусть самый небольшой — интеллект, в хорошем коллективе из него всегда выйдет человек. Это потому, что мальчик этот, в сущности, только отстал, его расстояние от нормы можно всегда измерить и заполнить. Девочка, рано почти в детстве начавшая жить половой жизнью, не только отстала — и физически, и духовно, она несет на себе глубокую травму, очень сложную и болезненную. Со всех сторон на нее направлены «понимающие» глаза, то трусливо-пахабные, то нахальные, то сочувствующие, то слезливые. Всем этим взглядам одна цена, всем одно название: преступление. Они не позволяют девочке забыть о своем горе, они поддерживают вечное самовнушение в собственной неполноценности. И в одно время с усекновением личности у этих девочек уживается примитивная глупая гордость. Другие девушки — зелень против нее, девчонки, в то время когда она уже женщина, уже испытавшая то, что для других тайна, уже имеющая над мужчинами особую власть, знакомую ей и доступную. В этих сложнейших переплетах боли и чванства, бедности и богатства, ночных слез и дневных заигрываний нужен дьявольский характер, чтобы наметить линию и идти по ней, создать новый опыт, новые привычки, новые формы осторожности и такта.
 
Программа имеет великое значение в жизни человека. Даже самый никчемный человечишка, если видит перед собой не простое пространство земли с холмами, оврагами, болотами и кочками, а пусть и самую скромную перспективу — дорожки или дороги с поворотами, мостиками, посадками и столбиками, — начинает и себя раскладывать по определенным этапикам, веселее смотрит вперед, и сама природа в его глазах кажется более упорядоченной: то — левая сторона, то — правая, то — ближе к дороге, а то — дальше.
 
Режим, как мы уже говорили, - это только средство, а мы вообще знаем, что всякое средство в какой угодно области жизни нужно употреблять только тогда, когда оно соответствует цели, когда оно уместно. Поэтому можно представить себе самую лучшую дисциплину, и к ней мы всегда стремимся, но нельзя представить себе какой-нибудь идеальный, самый лучший режим. В одних случаях один режим будет самым подходящим, в других случаях - другой.
 
Кто может сказать, что допускается какой-то, хотя бы самый ничтожный брак в деле воспитания детей?
 Я категорически утверждаю и всю жизнь говорю: ни одно процента брака в воспитательной работе.
 Если мы делаем ставку на отдельного учителя - это значит, что мы не только допускаем 1, 2, 10 %, - словом, энное количество брака, но это значит, что мы вообще снимаем этот вопрос с очереди: сколько выйдет брака, столько и выйдет - в зависимости от того, на сколько способен и трудолюбив учитель.
 А сколько у нас малоопытных, неумелых, неталантливых учителей. Следовательно, мы все эти дела отдаём случаю - как выйдет.
 
К сожалению, меня почему-то считают специалистом по этому вопросу (физических воздействий при воспитании). Основываются на том, что я один раз ударил Задорова. Вы помните, вероятно, этот случай в "Педагогической поэме".
 И многие говорят: вот вы треснули Задорова - и все пошло хорошо. Значит, нужно трескать.
 Вопрос спорный. Ударить человека иногда, может быть, полезно, даже взрослого. Есть такие люди, которым следует набить морду. Но никто не может сказать заранее, полезно это или нет.
Я противник физических методов воздействия. И раньше был противником. Я ударил Задорова не потому, что своим педагогическим разумом пришёл к тому, что это хороший метод. И не потому так благополучно всё кончилось, что это был хороший метод, а потому, что Задоров был благородным человеком. Я Задорова избил, а он протянул мне руку и сказал - всё будет хорошо. Редкий человек способен на это.
 Если бы на его месте был Волохов, он зарезал бы меня. Я в этом не сомневаюсь, я думал, что и Задоров может меня зарезать, но Задоров оказался человеком в высшей степени благородным. Сейчас он работает одним из ведущих инженеров на постройке Куйбышевского узла. Это мой настоящий друг. Когда он приезжает ко мне, у меня семейное торжество.
 
Я всем рекомендую приглашать для клубной работы только Дон-Кихотов. Они умеют в каждой щепке увидеть будущее, они умеют из картона и красок создавать феерии, с ними хлопцы научаются выпускать стенгазеты длиною в сорок метров, в бумажной модели аэроплана различать бомбовоза и разведчика и до последней капли крови отстаивать преимущество металла перед деревом. Такие Дон-Кихоты сообщают клубной работе необходимую для неё страсть, горение талантов и рождение творцов.
 
Так и пошёл Семён Карабанов по пути соцвосовского подвига и не изменил ему до сегодняшнего дня, хотя и выпал Семёну жребий труднее, чем всякому другому подвижнику. Женился Семён на черниговке, и вырос у них трехлетний сынок, такой же, как мать, черноглазый, такой же, как батько, жаркий. И этого сына среди бела дня зарезал один из воспитанников Семёна, присланный в его дом "для трудных", психопат, уже совершивший не одно подобное дело. И после этого не дрогнул Семён и не бросил нашего фронта, не скулил и не проклинал никого, только написал мне короткое письмо, в котором было не только даже горя, сколько удивления.
 
Родительская помощь не должна быть навязчива, надоедлива, утомительна. В некоторых случаях совершенно необходимо предоставить ребёнку самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребёнок совершает эту операцию, нельзя допускать, чтобы он запутался и пришёл в отчаяние. Иногда даже нужно, чтобы ребёнок видел вашу настороженность, внимание и доверие к его силам.
 
Мы решительно не рекомендуем применять в области труда какие-либо поощрения или наказания. Трудовая задача и её решение должны сами по себе доставлять ребёнку такое удовлетворение, чтобы он испытывал радость. Признание его работы хорошей работой должно быть лучшей наградой за его труд. Такой же наградой будет для него ваше одобрение его изобретательности, его находчивости, его способов работы. Но даже с таким словесным одобрением никогда не нужно злоупотреблять, в особенности не следует хвалить ребёнка за произведённую работу в присутствии знакомых ваших и друзей. Тем более не нужно ребёнка наказывать за плохую работу или за работу непроизведённую. Самое важное в этом случае - добиться того, чтобы работа была всё-таки выполнена.
 
Я позволил себе выставить несомненное для меня утверждение, что, пока не создан коллектив и органы коллектива, пока нет традиций и не воспитаны первичные трудовые и бытовые навыки, воспитатель имеет право и должен не отказываться от принуждения. Я утверждал также, что нельзя основывать всё воспитание на интересе, что воспитание чувства долга часто становится в противоречие с интересом ребёнка, в особенности так, как он его понимает. Я требовал воспитания закалённого, крепкого человека, могущего проделывать и неприятную работу, и скучную работу, если она вызывается интересами коллектива.
 
Нужно поставить голос. К сожалению, в педагогических техникумах и вузах не ставят голоса. Я бы обязательно в каждом вузе и техникуме имел хорошего специалиста, который умеет ставить голоса.
Если у вас голос не поставлен, вам, конечно, будет трудно. Родителям не мешало бы поставить свои голоса.
 
Я привык справляться со своим настроением и убедился, что это очень легко. Нужно делать так, чтобы ваша физиономия, ваши глаза, ваш голос были в некоторых случаях автономными. На душе у вас, может быть, кошки скребут и всякие другие гады, а с внешней стороны всё должно быть в полном порядке, в полном параде. Педагог обязан иметь "парад на лице". Желательно, чтобы и родители имели на лице "парад".
 
Тайна жизни в победе! Борьба без победы - чушь, жертвоприношение.
 
Никогда не ищи гордости, она сама придет.
 
-Я так думаю, что нельзя буржуев осуждать, паразитов. После того обеда понимаешь, никакая скотина не будет работать, а не то что человек...
 
Никакое дело нельзя хорошо сделать, если неизвестно, чего хотят достигнуть.
 
Биография(по материалам Википедии)
Антон Семёнович Макаренко родился 13 марта 1888 года в городе Белополье Сумского уезда Харьковской губернии в семье рабочего-маляра вагонных железнодорожных мастерских. У него были младшие сестра (умерла в детстве) и брат Виталий (1895—1983), впоследствии поручик, участник Брусиловского прорыва, получивший там ощутимые ранения и отмеченный за храбрость наградой, после чего некоторое время помогал А. С. Макаренко (именно он предложил ввести, в частности, элементы игры в военизацию в занятиях старшего брата). После Октябрьской революции 1917 г., как белый офицер, вынужден был оставить родину и ушёл с белогвардейцами за границу. Остаток жизни провёл во Франции, где его в 1970 г. разыскали западноевропейские биографы Макаренко Г. Хиллиг (ФРГ) и З. Вайц (Франция) и убедили его оставить о старшем брате воспоминания.
В 1897 году поступил в начальное железнодорожное училище.
В 1901 году с семьёй переехал в Крюков, (в настоящее время район города Кременчуга Полтавской области).
В 1904 окончил четырёхклассное училище в Кременчуге и одногодичные педагогические курсы (1905).
В 1905 году работал там же учителем в железнодорожном училище, затем на станции Долинская.
1914—1917 годах — учёба в Полтавском учительском институте, который он закончил с золотой медалью. Тема диплома — «Кризис современной педагогики».
 
В 1916 был призван в армию, но по слабости зрения демобилизован.
В 1917—1919 был заведующим железнодорожной школой при Крюковских вагонных мастерских.
В 1919 году переехал в Полтаву.
По поручению Полтавского Губнаробраза создал трудовую колонию для несовершеннолетних правонарушителей в селе Ковалёвка, близ Полтавы, в 1921 году колонии было присвоено имя М. Горького, в 1926 году колония была переведена в Куряжский монастырь под Харьковом; заведовал ею (1920—1928), с октября 1927 года до июля 1935 года был одним из руководителей детской трудовой коммуны ОГПУ имени Ф. Э. Дзержинского в пригороде Харькова, в которых продолжил на практике воплощать разработанную им воспитательно-педагогическую систему. М.Горький интересовался воспитательной и педагогической деятельностью А.Макаренко, оказывал ему всяческую поддержку. Выдающиеся достижения в области воспитания и перевоспитания молодёжи (как из числа бывших беспризорников, так и из семей), подготовки к её дальнейшей успешной социализации, выдвинули Макаренко в число известных деятелей русской и мировой культуры и педагогики
Член Союза советских писателей (с 1934 года).
С 1 июля 1935 года переведён в Киев, в центральный аппарат НКВД УССР, где работал на должности помощника начальника отдела трудовых колоний до ноября 1936 года. Некоторое время — до переезда в марте 1937 года из Киева в Москву, руководил педагогической частью трудовой колонии № 5 в Броварах под Киевом.
После переезда в Москву занимался в основном литературной деятельностью, публицистикой, много выступал перед читателями, педагогическим активом. В 1939 г. был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
Скоропостижно скончался в вагоне пригородного поезда на станции Голицыно 1 апреля 1939 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Брат А. С. Макаренко — Виталий Семёнович в своей книге «Мой брат Антон Семёнович» пишет: «… несмотря на своё украинское происхождение Антон был 100 % русским».
В то же время указывается, что по тактическим соображениям (в целях уменьшить для некоторых чиновников число поводов для разгона колонии им. М. Горького) он с определённого года перестаёт указывать в графе национальность слово «русский», а начинает писать «украинец».
Хиллиг отмечает, что все произведения и личную переписку А. С. Макаренко вёл на русском языке. В то же время он знал и любил украинский язык, часто и уместно включал цитаты украинской речи в диалоги действующих лиц своих произведений. А. С. Макаренко также понимал и мог объясняться по-польски.
Семья
Жена — Галина Стахиевна Макаренко (Салько — до 09.1935) [1891—1962].
Приёмная дочь — Олимпиада Витальевна Макаренко (дочь брата Виталия)
Приёмный сын — Лев Михайлович Салько [1914—1957].
Внучатая племянница А. С. Макаренко — Екатерина Васильева, советская и российская актриса, родилась в семье поэта Сергея Васильева и Олимпиады Витальевны Макаренко.
 
Первый рассказ Макаренко написал в 1914 или 1915 году, послал его Максиму Горькому, но тот признал рассказ слабым в литературном отношении. После этого Макаренко в течение тринадцати лет писательской деятельностью не занимался, но вёл записные книжки. После посещения колонии для несовершеннолетних Горький посоветовал Макаренко вернуться к литературной работе. После книг о коммуне имени Ф. Э. Дзержинского «Марш 30 года» (1932) и «ФД — 1» (1932) было закончено главное художественное произведение Макаренко — «Педагогическая поэма» (1925—1935). В последние годы жизни Макаренко продолжил работу как над художественными произведениями — «Флаги на башнях» (1938), так и над автобиографическими материалами — повесть «Честь» (1937—1938), роман «Пути поколения» (не закончен). Кроме того он продолжает активно разрабатывать методику педагогической деятельности и воспитания в целом, публикует ряд статей. В 1936 году вышла его первая крупная научно-педагогическая работа «Методика организации воспитательного процесса». Летом-осенью 1937 года выходит в свет первая часть «Книги для родителей». В произведениях Макаренко выражены его педагогический опыт и педагогические взгляды.
Макаренко выступал против использования для детей элементов тюремного режима в пользу усиления производственного уклона и общевоспитательных методов. В отношениях с воспитанниками придерживался принципа: «Как можно больше требований к человеку и как можно больше уважения к нему».
Уже при жизни А. С. Макаренко его деятельность и труды как воспитателя и педагога получили высокую оценку Л. Арагона, А. Барбюса, Д. Бернала, У. Бронфенбреннера, А. Валлона, В. Галля, А. Зегерс, Я. Корчака, С. Френе и других деятелей культуры и образования.
Огромное значение в жизни Макаренко сыграл А. М. Горький, для которого забота о российских детях, особенно оказавшихся беспризорными, была естественным и важнейшим делом на протяжении многих лет. Так, Ф. Э. Дзержинский занялся беспризорниками только после того, как М.Горький написал письмо В. И. Ульянову о необходимости срочно заняться этим вопросом. В последующие годы Горький помогает подготовить книгу о «гремевшей» в конце двадцатых годов Болшевской коммуне (Подмосковье) под рук. М. С. Погребинского (Погребинский М. С. Фабрика людей), на основе опыта которой (коммуны) был снят всемирно известный фильм «Путёвка в жизнь». В этой коммуне так же, как у Макаренко, правонарушители перевоспитываются полезным производительным трудом, так же нет заборов и охраны. В этом смысле Макаренко для Горького был очередным примером передового опыта в воспитании. Горький всячески настаивал на издании записок Макаренко о его опыте воспитания в виде книги, как известнейший писатель помог разместить в печать в литературных альманахах сначала отдельные главы «Педагогической поэмы», а затем и выпустил всю книгу под своей редакцией.
В то же время Макаренко при жизни постоянно подвергался критике, в том числе весьма жёсткой.
Во-первых, его достижениям зачастую не верили («мальчики в сладком сиропе» — характерный отзыв о книге «Флаги на башнях», то есть «сказка, такого не бывает»).
Во-вторых, его подходы воспринимались чуждыми («Система Макаренко есть система не советская» — это уже оценка чиновников, приведённая в «Педагогической поэме»).
В-третьих, ему приписывалось постоянное рукоприкладство и т. п. Именно на основе сообщений от подобных «доброжелателей» Н. К. Крупская выступила на съезде комсомола в мае 1928 г. с жёсткой критикой системы Макаренко, что имело целый ряд печальных, а порой и трагических, последствий не только для самого Макаренко (в самом скором времени уволенного из Колонии им. Горького), но и его последователей (например, для семьи С. А. и Г. К. Калабалиных).
Первая советская канд. диссертация по макаренковедению на тему: «Педагогический опыт А. С. Макаренко» была защищена в Москве 21 июня 1941 г. в Учёном совете института им. К Либкнехта Иваном Фёдоровичем Козловым.
Ведущее место в зарубежном «макаренковедении» занимает основанная в 1968 году в ФРГ лаборатория по изучению наследия А. С. Макаренко, являющаяся подразделением самого крупного учреждения педагогического «остфоршунга» — исследовательского центра сравнительной педагогики Марбургского университета. Там была предпринята попытка издания трудов Макаренко на немецком и русском языках с восстановлением цензурных купюр, но в 1982, после выхода семи томов, издание было прекращено.Признание и известность как среди российских, так и зарубежных макаренковедов, получили, в частности, труды проф. Гётца Хиллига (ФРГ), иностр. члена РАО РФ и АПН Украины, президента (до 2002 г.) Международной макаренковской ассоциации (ММА).
Одним из распространённых приёмов критиков системы А. С. Макаренко было и остаётся утверждение, что эта система хорошо работала якобы только в руках своего создателя. Это опровергается как подробным выверенным описанием системы в произведениях самого А. С. Макаренко (поневоле и преимущественно в виде художественно-научного изложения), так и успешной многолетней деятельностью целого ряда его последователей.
Среди наиболее известных последователей и продолжателей деятельности А. С. Макаренко из его воспитанников нужно назвать в первую очередь Семёна Афанасьевича Калабалина (1903—1972) и его супругу Галину Константиновн (1908—1999, в «Педагогической поэме» — Семён Карабанов и Галина Подгорная («черниговка»)) и А. Г. Явлинского (1915—1981, отца известного политического деятеля Г. А. Явлинского).
Ряд воспитанников Макаренко первоначально выбрали другую стезю в жизни, но через некоторое время обратились к воспитательной деятельности. Среди таких деятелей наиболее известен Л. В. Конисевич, более 15 лет отдавший морской службе, а затем на четверть века возглавивший на Украине интернат «Алмазный», где воспитание было основано на посильном и увлекательном уходе за цветниками, садом и огородом. В конце жизни Леонид Вацлавович успел подготовить в своей книге «Нас воспитал Макаренко» наиболее подробные (из всех имеющихся) воспоминания о жизни и труде в коммуне им. Дзержинского именно с точки зрения воспитанника.
Среди последователей, не являвшихся непосредственно воспитанниками Антона Семёновича, известны фамилии проф., д.п.н. В. В. Кумарина (1928—2002, начал с успешного внедрения системы Макаренко в детском доме Владимирской обл., затем трудился в России и на Украине, обе диссертации посвящены изучению системы Макаренко) и много других.
Идеи организации коллектива А. С. Макаренко (опора на традиции, педагогический коллектив как сообщество единомышленников, организация отношений ответственной зависимости, детское самоуправление и др.) развивал советский педагог Фёдор Фёдорович Брюховецкий.
Пропагандой опыта А.С. Макаренко в том или ином виде продолжали заниматься и многие его сотрудники и преподаватели Колонии им. М. Горького и Коммуны им. Ф.Э. Дзержинского. В первую очередь здесь следует упомянуть главного организатора клубной и внеклассной работы Колонии и Коммуны - Виктора Николаевича Терского [1898-1965] (в «Педагогической поэме» - В.Н. Перский) и главного агронома Колонии им. М. Горького - неутомимого Н.Э. Фере (в «Педагогической поэме» - Н. Шере), после увольнения Макаренко из Колонии им. М. Горького перешедшего в сельскохозяйственную науку, но помнившего опыт сотрудничества с А.С. Макаренко и написавшего о нём книгу "Мой учитель".
Продолжением макаренковского движения проявили себя ряд представителей комсомола, занявшихся в середине 1960-х годов работой с «трудными» подростками. Некоторые из них, к примеру, Виталий Ерёмин, вполне сознательно использовали опыт и подходы А. С. Макаренко, о чём упоминают в описании своего педагогического опыта.
Среди воспитанников Макаренко — орденоносцы, герои ВОВ
Цымбал, Василий Тимофеевич [янв. 1916 — 1.11.1943] — герой Советского Союза.
Явлинский, Алексей Григорьевич[1915-1981] - награждён двумя орденами Отечественной войны 2-степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.
По произведениям Макаренко сняты художественные фильмы:
Педагогическая поэма (1955)
Флаги на башнях (1958)
Большие и маленькие (1963)
Именем Макаренко названо множество учебных заведений, библиотек, улиц, школ.
Музеи:
Музей А. С. Макаренко в с. Подворки (Куряж) Харьковской обл.
Заповедник-музей А.Макаренко Министерства просвещения Украины, Полтавский район, с. Ковалевка
Музей А. С. Макаренко в г. Белополье Сумской обл. Педагогическо-мемориальный музей А. С. Макаренко в г. Кременчуге Полтавской обл.
 
Мотивы гомоэротики подметил в произведениях Макаренко, русский и американский философ, культуролог, эссеист Борис Парамонов. Можно восхититься такой наблюдательностью. Но серьезные выводы, на основании этой статьи, делать  кажется преждевременно, без глубокого изучения реалий жизни и искусства той эпохи.
Смотри здесь статью Парамонова.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 677 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]