Главная » 2013 » Январь » 11 » 13 декабря родился Валерий Брю́сов
23:20
13 декабря родился Валерий Брю́сов
13 декабря родился Валерий Я́ковлевич Брю́сов (1 (13) декабря 1873, Москва — 9 октября 1924, Москва) — русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, литературовед, литературный критик и историк. Один из основоположников русского символизма.

Марина Цветаева о Брюсове:
У него не было данных стать поэтом .., он им стал. Преодоление невозможного. … И, уточняя: Брюсов не с рифмой сражался, а со своей нерасположенностью к ней. Поэзия, как поприще для самоборения. Поэт ли Брюсов после всего сказанного? Да, но не Божьей милостью. Стихотворец, творец стихов, и, что гораздо важнее, творец творца в себе. Не евангельский человек, не зарывший своего таланта в землю, —человек, волей своей, из земли его вынудивший. Нечто создавший из ничто.
 
Из поэзии Валерия Брюсова:
 
**
                          Умер великий Пан.
 
 Она в густой траве запряталась ничком,
 Ещё полна любви, уже полна стыдом.
 Ей слышен трубный звук: то император пленный
 Выносит варварам регалии Равенны;
 Ей слышен чей-то стон, — как будто плачет лес,
 То голоса ли нимф, то голос ли небес;
 Но внемлют вместе с ней безмолвные поляны:
 Богиня умерла, нет более Дианы!
 
**
 
Ребенком я, не зная страху,
Хоть вечер был и шла метель,
Блуждал в лесу, и встретил пряху,
И полюбил ее кудель.
 
И было мне так сладко в детстве
Следить мелькающую нить,
И много странных соответствий
С мечтами в красках находить.
 
То нить казалась белой, чистой;
То вдруг, под медленной луной,
Блистала тканью серебристой;
Потом слилась со мглой ночной.
 
Я, наконец, на третьей страже.
Восток означился, горя,
И обагрила нити пряжи
Кровавым отблеском заря!
 
Сонет к форме
 
Есть тонкие властительные связи
Меж контуром и запахом цветка
Так бриллиант невидим нам, пока
Под гранями не оживёт в алмазе.
 
Так образы изменчивых фантазий,
Бегущие, как в небе облака,
Окаменев, живут потом века
В отточенной и завершённой фразе.
 
И я хочу, чтоб все мои мечты,
Дошедшие до слова и до света,
Нашли себе желанные черты.
 
Пускай мой друг, разрезав том поэта,
Упьётся в нём и стройностью сонета,
И буквами спокойной красоты!
 
Встреча.
 
Встреча
И вот уже мечтою странной
Душа наполнилась моя.
А. Пушкин
 
Ты мне предстала как виденье, —
В глазах испуг и смутный стыд.
Мы были рядом на мгновенье,
И встречи жизнь не повторит.
 
Кто ты? откуда? с кем таилась
В наемной комнате вдвоем?
Куда, под утро, торопилась
С своим стыдливым узелком?
 
Тебя любовь ли в эти двери
К продажным ложам привела,
И упоили ль в полной мере
Тебя и грех, и страсть, и мгла?
 
Иль ты пришла сюда за платой,
С тупым отчаяньем в мечтах,
И называла ночь проклятой,
Дрожа без сил в чужих руках?
 
И, возвращаясь в повседневность,
Домой, меж утренних теней,
Обманешь ли ты мужа ревность
Иль чуткость матери твоей?
 
К близкой
 
Предстанет миг, и дух мой канет
В неизмеримость без времен,
И что-то новое настанет,
И будет прах земли как сон.
 
Настанет мир иных скитаний,
Иных падений и высот,
И, проходя за гранью грани,
Мой дух былое отряхнет.
 
Воспоминанья все утратит,
В огне небес перегорит
И за познанье тайн заплатит
Забвеньем счастья и обид.
 
И вот, как облако влекомый,
Молчанье строгое храня,
Я вдруг завижу лик знакомый,
И трепет обожжет меня.
 
В моей душе преображенной,
От всех условий бытия,
Как мысль от тени, отрешенной,
Восстанет вся любовь моя,
 
Весь круг бессилия и счастья,
Все дни, что вечностью прошли,
Весь вещий ужас сладострастья,
Вся ложь, вся радуга земли!
 
И словно вновь под сводом звездным,
С своей бездонной высоты,
Твое я имя кину к безднам,
И мне на зов ответишь – ты!
 
**
 
Прощаю все, - и то, что ты лгала мне
Губами алыми, дарами долгих ласк,
Что вместо хлеба мне давала камни,
Что на руках цепей я слышал лязг;
 
И то, что мной целованное тело
Бросала ты лобзаниям других,
И то, что сделать лживым ты хотела
Мой праведный, мой богомольный стих.
 
Прощаю все, - за то, что были алы
Твои, всечасно лгавшие уста,
Что жгли меня твоих грудей овалы,
Что есть в твоем лице одна черта...
 
Еще за то, что ласковым названьем
Ты нежила меня в час темноты;
За то, что всем томленьям, всем страданьям
Меня обречь умела только ты!
 
LA BELLE DAME SANS MERCI
(фр. Безжалостная красавица или Прекрасная дама, не знающая милосердия,персонаж европейской мифологии ,возможно символизирующий - смерть)
 
Я не покрыл лица забралом,
 Не поднял твердого щита, —
 Я ждал один, над темным валом,
 Где даль безмолвна и пуста.
 Я звал: «Стрела чужого стана,
 Взнесись и жизнь мою скоси!
 Ты мне предстань во мгле тумана,
La belle dame sans merci!»
 
Свершал я тайные обряды
 Пред алтарем в молчаньи зал.
 Прекрасной Дамы без пощады
 Я вечный призрак заклинал:
«Явись, как месяц, над печалью,
 Мой приговор произнеси,
 Пронзи мне сердце верной сталью,
La belle dame sans merci!»
 
Встречал я лик, на твой похожий,
 За ним стремил покорный путь,
 Как на костер, всходил на ложе,
 Как в плаху, поникал на грудь.
«Сожги меня последней страстью
 Иль в строгий холод вознеси,
 Твоей хочу упиться властью,
La belle dame sans merci!»
 
Но шла ты год за годом, мимо,
 Недостижимой, неземной.
 Ни разу ты, неумолимой,
 Как Рок, не стала предо мной!
 Приди,  — огнем любви и муки
 Во мне все жажды погаси
 И погрузи мне в сердце руки,
La belle dame sans merci!
 
«La Belle Dame sans Merci» — баллада английского поэта Джона Китса. В ней описывается встреча безымянного рыцаря и загадочной феи. Одинокий рыцарь бродит по бесплодной пустыне, измождённый и печальный . Однажды он встретил прекрасную девушку с «дикими глазами». Рыцарь усадил её рядом с собой на коня, и она увезла его в «грот эльфов». В гроте девушка горько рыдала, и рыцарь целовал её дикие глаза. Заснув, рыцарь увидел «бледных королей и принцев», которые предостерегали его, крича, что его захватила в плен La Belle Dame sans Merci. Он проснулся и с тех пор, такой же бледный, бесцельно бродит, где «трава увяла и не слышно пенья птиц».Этот сюжет отражен и в живописи. Репродукции картин английских художников Фрэнка Бернарда Дикси (1853 — 1928 ) и Джона Уи́льяма Уо́терхауса (1849 — 1917) - LA BELLE DAME SANS MERCI.
 
Герой Брюсова наоборот, ищет встречи с LA BELLE DAME SANS MERCI.
 
В ресторане
 
Вспоминаю под жалобы скрипки,
В полусне ресторанных огней,
Ускользающий трепет улыбки -
Полудетской, желанной, твоей.
 
С тихим вальсом, знакомо печальным,
В тёмный парк ускользают мечты.
Липы дремлют в наряде венчальном,
И во мгле улыбаешься - ты.
 
Этот вальс, этот зов, эти звуки -
Возвращает и годы и дни.
Я целую дрожащие руки,
Мы - во сне, мы - в тени, мы - одни.
 
Вижу вызовы дерзкого взгляда,
Вижу алые губы, как кровь...
Ах, не надо, не надо, не надо,
Душу снова качает любовь.
 
Неподвижны у стойки лакеи,
Искры брызжет вино и хрусталь...
Мы идём по вечерней аллее
В непостижно-прозрачную даль.
 
Всё безжалостней жалобы скрипки,
Всё безумней взлетают смычки...
Ивы тёмные нежны и гибки
Над лукой потемневшей реки.
 
Любовь
 
Был тихий час. У ног шумел прибой.
Ты улыбнулась, молвив на прощанье:
«Мы встретимся... До нового свиданья...»
То был обман. И знали мы с тобой,
 
что навсегда в тот вечер мы прощались.
Пунцовым пламенем зарделись небеса.
На корабле надулись паруса.
Над морем крики чаек раздавались.
 
Я вдаль смотрел, щемящей грусти полн.
Мелькал корабль, с зарёю уплывавший
средь нежных, изумрудно-пенных волн,
как лебедь белый, крылья распластавший.
 
И вот его в безбрежность унесло.
На фоне неба бледно-золотистом
вдруг облако туманное взошло
и запылало ярким аметистом.
 
Биография
Валерий Брюсов родился 1 (13) декабря 1873 года в Москве, в купеческой семье. Будущий мэтр символизма был внуком поэта-баснописца А. Я. Бакулина, издавшего в 1840-х гг. сборник «Басни провинциала». (фамилией деда Брюсов подписывал некоторые свои сочинения); получив вольную, тот начал в Москве торговое дело.
Дед Валерия, Кузьма Андреевич, родоначальник Брюсовых, был крепостным помещика Брюса. В 1859 году он выкупился на волю и переехал из Костромы в Москву, где приобрёл дом на Цветном бульваре.В этом доме поэт родился и жил до 1910 года.
Отец Брюсова, Яков Кузьмич Брюсов (1848—1907), сочувствовал идеям революционеров-народников; он публиковал стихотворения в журналах.
Большое внимание в семье Брюсовых уделялось «принципам материализма и атеизма», поэтому Валерию строго запрещалось читать религиозную литературу («От сказок, от всякой „чертовщины", меня усердно оберегали. Зато об идеях Дарвина и принципах материализма я узнал раньше, чем научился умножать», — вспоминал Брюсов); но при этом других ограничений на круг чтения юноши не накладывалось, поэтому среди «друзей» его ранних лет были как литература по естествознанию, так и «французские бульварные романы», книги Жюль Верна и Майн Рида и научные статьи. Будущий поэт получил хорошее образование — он учился в двух московских гимназиях (с 1885 по 1889 год — в частной классической гимназии Ф. И. Креймана (был отчислен за пропаганду атеистических идей), в 1890—1893 годах — в частной гимназии Л. И. Поливанова; последний — великолепный педагог — оказал значительное влияние на юного поэта).
Самые ранние известные стихотворные опыты Брюсова относятся к 1881 году; несколько позднее появились его первые рассказы.
В 1893 году он пишет письмо Верлену, в котором говорит о своём предназначении распространять символизм в России и представляет себя как основоположника этого нового для России литературного течения.
В период с 1894 по 1895 год он издал (под псевдонимом Валерий Маслов) три сборника «Русские символисты», куда вошли многие из его собственных стихов . В третьем выпуске «Русских символистов» было помещено брюсовское однострочное стихотворение «О закрой свои бледные ноги», быстро обретшее известность, обеспечившее неприятие критики и гомерический хохот публики по отношению к сборникам.
В 1893 году Брюсов поступил на историко-филологический факультет Московского университета. Основной круг его интересов в студенческие годы — история, философия, литература, искусство, языки. («…Если бы мне жить сто жизней, они не насытили бы всей жажды познания, которая сжигает меня», — отмечал поэт в дневнике). В юности Брюсов увлекался также театром и выступал на сцене московского Немецкого клуба; здесь он познакомился с Натальей Александровной Дарузес (выступала на сцене под фамилией Раевская), ставшей вскоре возлюбленной поэта (первая любовь Брюсова — Елена Краскова — скоропостижно скончалась от чёрной оспы весной 1893; ей посвящено множество стихотворений Брюсова 1892—1893 годов).
В 1895 году появился на свет первый сборник исключительно брюсовских стихов — «Chefs d’oeuvre» («Шедевры»); нападки печати вызвало уже само название сборника, не соответствовавшее, по мнению критики, содержанию сборника (самовлюблённость была характерна для Брюсова 1890-х; так, к примеру, в 1898 году поэт записал в своём дневнике: «Юность моя — юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать моё поведение могут только великие деяния»). Мало того, в предисловии к сборнику автор заявляет: «Печатая свою книгу в наши дни, я не жду ей правильной оценки ни от критики, ни от публики. Не современникам и даже не человечеству завещаю я эту книгу, а вечности и искусству».
В следующем сборнике — «Me eum esse» («Это я», 1897) Брюсов незначительно прогрессировал сравнительно с «Chefs d’oeuvre»; в «Me eum esse» автор всё ещё видится нам холодным мечтателем, отстранённым от «внешнего» мира, грязного, ничтожного, ненавидимого поэтом.
Окончив в 1899 году университет, Брюсов целиком посвятил себя литературе. Во второй половине 1890-х годов Брюсов сблизился с поэтами-символистами, в частности — с К. Д. Бальмонтом (знакомство с ним относится к 1894 году; вскоре оно перешло в дружбу, не прекращавшуюся вплоть до эмиграции Бальмонта), стал одним из инициаторов и руководителей основанного в 1899 году издательства «Скорпион», объединившего сторонников «нового искусства».
В 1897 году Брюсов женился на Иоанне Рунт. Она была спутницей и ближайшим помощником поэта до самой его смерти.Хотя романы и довольно бурные у Брюсова были.
В 1900 году в «Скорпионе» был издан сборник «Tertia Vigilia» («Третья стража»), открывший новый — «урбанистический» этап творчества Брюсова. Значительное место в сборнике занимает историко-мифологическая поэзия; вдохновителями Брюсова являлись, как отмечает критик С. А. Венгеров, «скифы, ассирийский царь Асархаддон, Рамсес II, Орфей, Кассандра, Александр Великий, Амалтея, Клеопатра, Данте, Баязет, викинги, Большая Медведица».
Следующий сборник «Urbi et Orbi» («Граду и миру»), вышел в 1903 году.Особенно большое влияние сборник оказал на младосимволистов — Александра Блока, Андрея Белого, Сергея Соловьёва.
Следующим сборником Брюсова стал «Στεφανος» («Венок»), написанный во время самых ожесточённых революционных событий 1905 года . Сам поэт считал его вершиной своего поэтического творчества («„Венок" завершил мою поэзию, надел на неё воистину „венок"», — пишет Брюсов).
Организаторская роль Брюсова в русском символизме и вообще в русском модернизме очень значительна. Возглавляемые им «Весы» стали самым тщательным по отбору материала и авторитетным модернистским журналом . Он пользовался большим авторитетом как среди сверстников-символистов, так и среди литературной молодёжи, имел репутацию строгого безукоризненного «мэтра», творящего поэзию «мага», «жреца» культуры, и среди акмеистов (Николай Гумилёв, Зенкевич, Мандельштам), и футуристов (Пастернак, Шершеневич и др.). После Октябрьской революции 1917 года Брюсов активно участвовал в литературной и издательской жизни Москвы, работал в различных советских учреждениях. Поэт по-прежнему был верен своему стремлению быть первым в любом начатом деле. В 1919 году Брюсов стал членом РКП(б). Он принимал активное участие в подготовке первого издания Большой советской энциклопедии .
В Октябре поэт увидел знамя нового, преображённого мира, способного уничтожить буржуазно-капиталистическую культуру, «рабом» которой поэт считал себя ранее. 9 октября 1924 года Брюсов скончался в своей московской квартире от крупозного воспаления лёгких (вероятно, приблизило смерть и давнее пристрастие Брюсова к наркотикам — сперва к морфию, а затем, после революции, и к героину). Поэт был похоронен на столичном Новодевичьем кладбище.
Брюсов пробовал свои силы во многих литературных жанрах.
Наиболее известны исторические романы Брюсова «Алтарь победы», описывающий быт и нравы Рима IV века н. э., и — в особенности — «Огненный ангел». В последнем великолепно отображена психология описываемого времени (Германии XVI века), точно передаётся настроение эпохи; по мотивам «Огненного ангела» Сергей Прокофьев написал оперу. Эта книга - необычайно удачная стилизация под немецкие хроники 16 века. Настолько удачная, что немецкие исследователи считали, что никто иной, кроме немца, не мог ее написать.
Много сделал для русской литературы Брюсов как переводчик. Он открыл русскому читателю творчество известного бельгийского поэта-урбаниста Эмиля Верхарна, был первым переводчиком стихотворений Поля Верлена.Известны брюсовские переводы произведений Эдгара По , Ромена Роллана, Мориса Метерлинка, Виктора Гюго, Расина, Мольера , Байрона, Оскара Уайльда .Брюсов полностью перевёл «Фауста» Гёте, «Энеиду» Вергилия. В 1910-х Брюсов был увлечён поэзией Армении, перевёл множество стихотворений армянских поэтов и составил фундаментальный сборник «Поэзия Армении с древнейших времён до наших дней», за что был удостоен в 1923 году звания народного поэта Армении, его имя носит Ереванский лингвистический университет.
Известен Брюсов и как литературный критик .В своих критических статьях Брюсов не только раскрывал теорию символизма, но и выступал с высказываниями о зависимости формы от содержания в литературе; поэзии, как считает Брюсов, «можно и должно» учиться, ибо она — ремесло, имеющее важное воспитательное значение. Из брюсовских литературоведческих работ наиболее известны его труды, посвящённые биографии и творчеству Александра Пушкина , Николая Гоголя , Баратынского, Фёдора Тютчева (Брюсов фактически открыл творчество этого талантливого поэта для русского общества), Алексея Толстого.
Брюсов коллекционировал почтовые марки, предметом его коллекции служили марки всех стран. Специализировался он на марках колоний европейских государств.
Талант, даже гений, честно дадут только медленный успех, если дадут его. Это мало! Мне мало. Надо выбрать иное… Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу её: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идёт вперёд, развивается, и будущее будет принадлежать ему, особенно когда оно найдёт достойного вождя. А этим вождём буду Я! Да, Я! (4 марта 1893, дневник).
Юность моя — юность гения. Я жил и поступал так, что оправдать моё поведение могут только великие деяния.
Брат — А. Я. Брюсов — профессор искусствоведения, сотрудник Исторического музея, участник поисков Янтарной комнаты.
Категория: "Наши умные мысли" | Просмотров: 789 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]