Главная » 2015 » Октябрь » 11 » 11 октября. Из книги «Русская защита. Нашумевшие уголовные процессы. Сенсационные аферы»
22:23
11 октября. Из книги «Русская защита. Нашумевшие уголовные процессы. Сенсационные аферы»
11 октября
ЗАМЕТКИ ПО ПОВОДУ
Еще одна интересная тема в биографической и мемуарной литературе. Упоминание в этой литературе о нашем любимом, чудесном, красивом городе Николаеве, и о больших и маленьких событиях в нем. Любопытны именно в записках людей не местных, случайно или по делам попавшим в наш город. В начале трагикомический (а что другое, ожидать от этого писателя-журналиста) эпизод из очерка Власа Дорошевича «Пытка», из книги «Русская защита. Нашумевшие уголовные процессы. Сенсационные аферы» (издательство «АСТ», 2003 год).
** 
Итак - Влас Дорошевич
Пытки
   Существуют ли у нас пытки?
   Речь идёт не о "рижских застенках".
   Я говорю о "правосудии", а не о "расправе".
   Речь идёт "о временах мирных".
  - Существуют ли у нас в обыкновенное время в уголовных делах пытки?
   Всякий судейский с негодованием ответит:
   - Пытки в России уничтожены ещё в конце XVIII века.
   А вот что отвечают факты.
……
Я сам два раза был свидетелем пыток.
   Один раз это было в участке, в Николаеве, сейчас же после еврейского погрома.
   Пристав любезно давал мне "сведения", и сам же предложил присутствовать при допросе:
   - Мы этих мерзавцев не покрываем!
   На третий день, действительно, уже не покрывали.
   Пристав сидел за столом.
   Перед ним, в числе письменных принадлежностей, лежала нагайка.
   Вводят "задержанного".
   - Имя, звание, фамилия. Бил жидов?
   Ответ у всех один, слово в слово:
   - Помилте, ваше высокоблагородие! Что я? Жидов, что ли, не видал, чтоб их дуть? Не махонький.
   - Как же попал?
   - Иду я, стало быть, улицей. Праздник, - гуляю. Гляжу, - озорничают, Остановился поглядеть. А в этот самый момент из-за уголышка казаки. Да в нагайки! Тут меня, с прочими наравне, в участок и загнали.
   - Повернись!
   - Ась?
   - Спиной стань.
   Мужик с недоумением поворачивался спиной.
   - На дверь смотри.
   - Смотрю.
   Пристав вставал и нагайкой вдоль спины отпускал такой удар, что у мужика вырывался вопль нечеловеческий. Человека всего корёжило.
   - Пшёл. Говоришь правду. Следующего.
   Опять те же вопросы, слово в слово тот же ответ.
   То же:
   - Стань спиной. Смотри на дверь.
   Удар. Крик. Но уж не таким благим матом. И нет тех корчей.
   Тогда:
   - Скидывай рубашку!
   Допрашиваемый снимал рубашку, под ней оказывалась другая.
   - Скидывай и эту!
   Под ней третья. Под ней ещё одна или две шерстяные вязаные.
   - Слоёный! Ты чего ж так вырядился?
   - Помилте, ваше высокоблагородие! Сами изволите знать! Время праздничное! Народ пьяный! Нешто возможно оставлять? Живём артелью. Всего лишишься. Спьяна ж и украдут. Для целости всё, что было, на себя и одел!
   Ответ тоже, слово в слово, один и тот же.
   - Ладно. Рассказывай своей бабушке. Задержать. Громила. Следующий!
   И пристав пояснил мне:
   - Это у них сноровка такая. Идёт на погром, - побольше рубашек на себя надевает. Будут казаки плетьми бить, - чтоб не так больно. Я, тут, на юге, служимши, всю ихнюю механику знаю. А плётка у меня для скорости. У меня удар, - гвозди пополам перешибаю. Завизжит человек как боров зарезанный, - верно! Нечего с ним долго канителиться. Допрашивать, записывать. В одной рубахе. Случаем попал. Отпустил, - и к стороне. Не даёт настоящего голоса, - этим стоит заняться. "Раздевайся". Узнаю без промаха. Система такая, - добываю голос.
Прикрепления: Картинка 1
Категория: Заметки по поводу. Прочитанное и всплывшее в памяти | Просмотров: 305 | Добавил: Мария | Теги: город НИКОЛАЕВ в воспоминаниях | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]