Главная » 2012 » Октябрь » 2 » 100 романов, которые потрясли литературный мир ч.2
17:21
100 романов, которые потрясли литературный мир ч.2

51. Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Великий Гэтсби (1925).

Роман эпохи американского «Джазового века». Литературоведы до сих пор спорят: то ли автор похоронил

в нем великую американскую мечту, то ли просто сожалеет о вечном опоздании сегодняшнего дня, зажатого между памятью о прошлом и романтическим обещанием будущего.

 

52. Александр Грин. Бегущая по волнам (1928).

Прекраснодушная романтическая феерия, помогающая вот уже которому по счету поколению молодых людей и девушек пережить пубертатный период и обрести веру в Добро и Свет и в собственное высшее

предназначение.

 

53. Илья Ильф, Евгений Петров. Двенадцать стульев (1928).

Плутовской роман эпохи построения социализма с главным героем-авантюристом Остапом Бендером. Сатира на советское общество 1920-х – на грани антисоветчины, к счастью, почти не замеченной цензорами тех лет.

 

54. Андрей Платонов. Чевенгур (1927–1929).

История построения коммунизма в отдельно взятом селе. Может быть, самый тревожный роман о взрыве мессианских и эсхатологических настроений в первые послереволюционные годы.

 

55. Уильям Фолкнер. Шум и ярость (1929).

Скромное обаяние волшебного американского Юга. Легенды, сказки, мифы. Они не отпускают, они до сих пор аукаются американцам, потому что надо бояться прошлого. Фолкнер придумывает американский Зурбаган, только там и можно спастись.

 

56. Эрнест Хемингуэй. Прощай, оружие! (1929).

Военная проза, заокеанская военная проза. Война без войны, мир без мира, люди без лиц и глаз, зато со стаканами.Стаканы полны,но пьют из них медленно, потому что мертвые непьянеют.

 

57. Луи Фердинанд Селин. Путешествие на край ночи (1932).

Стильная и утонченная чернуха. Без надежды. Трущобы, нищета, война, грязь, и никакого просвета, никакого луча, одно темное царство. Даже трупов не видно. Но они есть, путешествие должно продолжаться, пока Харону весело. Специально для толерантных оптимистов.

 

58. Олдос Хаксли. О, дивный новый мир (1932).

Интерпретаторы спорят: утопия это или антиутопия? Как бы то ни было, Хаксли удалось предвосхитить блага и язвы современного «общества потребления».

 

59. Лао Шэ. Записки о Кошачьем городе (1933).

Кошки тут ни при чем. Даже лисы, традиционные для китайцев, тоже ни при чем. Это власть, это читатели в штатском пришли и стучат в дверь. Начинается весело и аллегорично, кончается китайской камерой пыток. Очень красиво, очень экзотично, только хочется выть и рычать, а не мяукать.

 

60. Генри Миллер. Тропик Рака (1934).

Стон и вой самца, тоска по городам и годам. Самое физиологически грубое стихотворение в прозе.

 

61. Максим Горький. Жизнь Клима Самгина (1925–1936).

Почти эпопея, политическая листовка, написанная почти стихами, агония интеллигенции начала века – актуальная и в конце его, и в середине.

 

62. Маргарет Митчелл. Унесенные ветром (1936).

Гармоничное сочетание женской прозы с эпической картиной американской жизни времен Гражданской войны Севера и Юга; вполне заслуженно стал бестселлером.

 

63. Эрих Мария Ремарк. Три товарища (1936–1937).

Один из самых известных романов на тему «потерянного поколения». Люди, прошедшие через горнило войны, не могут уйти от призраков прошлого, но именно военное братство сплотило трех товарищей.

 

64. Владимир Набоков. Дар (1938–1939).

Пронзительная тема изгнания: русский эмигрант живет в Берлине, пишет стихи и любит Зину, а Зина любит его. Знаменитая IV глава – жизнеописание Чернышевского, лучшее из всех существующих. Сам автор говорил: «Дар» не о Зине, а о русской литературе.

 

65. Михаил Булгаков. Мастер и Маргарита (1929–1940).

Уникальный синтез сатиры, мистерии и любовной истории, созданный с дуалистических позиций. Гимн свободному творчеству, за которое обязательно воздастся – пусть даже после смерти.

 

66. Михаил Шолохов. Тихий Дон (1927–1940).

Казачья «Война и мир». Война во времена Гражданской войны и мир, который до основанья мы разрушим, чтобы потом ничего и никогда больше не строить. Роман умирает ближе к концу романа, удивительный случай в литературе.

 

67. Роберт Музиль. Человек без свойств (1930–1943).

Много лет Музиль подгонял одну к другой до предела отшлифованные строки. Неудивительно, что

филигранный роман так и остался недописанным.

 

68. Герман Гессе. Игра в бисер (1943).

Философская утопия, написанная в разгар самой страшной войны XX века. Предвосхитила все основные черты и теоретические построения эпохи постмодернизма.

 

69. Вениамин Каверин. Два капитана (1938–1944).

Книга, призывавшая советскую молодежь «бороться и искать, найти и не сдаваться». Однако романтика дальних странствий и научного поиска пленяет и притягивает до сих пор.

 

70. Борис Виан. Пена дней (1946).

Изящный французский Хармс, иронист и постмодернист, вывалял всю современную ему культуру в перьях и алмазах. Культура не может отмыться до сих пор.

 

71. Томас Манн. Доктор Фаустус (1947).

Композитор Адриан Леверкюн продал душу дьяволу. И стал сочинять великолепную, но ужасающую музыку, где звучат адский хохот и чистый детский хор. В его судьбе отражается судьба немецкой нации, уступившей соблазну нацизма.

 

72. Альбер Камю. Чума (1947).

Роман-метафора о «чуме XX века» и той роли, которую вторжение зла играет в экзистенциальном пробуждении человека.

 

73. Джордж Оруэлл. 1984 (1949).

Антиутопия, проникнутая затаенным страхом западного общества перед советским государством и пессимизмом в отношении человеческой способности противостоять социальному злу.

 

74. Джером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи (1951).

Трогательный подросток Холден Колфилд, который не хочет (и не может) быть как все. Именно за это его все сразу и полюбили. Как в Америке, так и в России.

 

75. Рей Бредбери. 451 по Фаренгейту (1953).

Антиутопия, которая давно сбылась. Книги сейчас не сжигают, их просто не читают. Перешли на другие носители информации. Бредбери, который всегда писал про деревню (ну пусть марсианскую или какую еще, но все равно –деревню), тут особенно яростен. И абсолютно прав в своей ярости.

 

76. Джон Р. Р. Толкин. Властелин колец (1954–1955).

Трехтомная сага-сказка о борьбе Добра и Зла в вымышленном мире, предельно точно отразившая чаяния людей ХХ века. Заставила миллионы читателей переживать за судьбы гномов, эльфов и мохноногих хоббитов, как за своих соплеменников. Сформировала жанр фэнтези и породила множество подражателей.

 

77. Владимир Набоков. Лолита (1955; 1967, русская версия).

Шокирующая, но литературно изощренная история о преступной страсти взрослого мужчины к малолетке.

Однако похоть здесь странным образом оборачивается любовью и нежностью. Много трогательного и

забавного.

 

78. Борис Пастернак. Доктор Живаго (1945–1955).

Роман гениального поэта, роман, получивший Нобелевскую премию по литературе, роман, убивший поэта –

убивший физически.

 

79. Джек Керуак. На дороге (1957).

Одно из культовых сочинений культуры битников. Поэтика американской автострады во всем ее грубом обаянии. Погоня за хипстером, которая оканчивается ничем. Но гнаться интересно.

 

80. Уильям Берроуз. Голый завтрак (1959).

Еще одно культовое сочинение культуры битников. Гомосексуальность, извращения, глюки и прочие ужасы. Интерзона, населенная тайными агентами, безумными докторами и всевозможными мутантами. А в целом – истерический рапсод, отталкивающий и завораживающий.

 

81. Витольд Гомбрович. Порнография (1960).

Несмотря на то что провокационное название не соответствует содержанию, никто из тех, кто осилил этот чувственно-метафизический роман, не остался разочарованным.

 

82. Кобо Абэ. Женщина в песках (1962).

Русская тоска без русских просторов. Побег по вертикали. Из небоскребов в песочную яму. Побег без права вернуться, без права остановиться, без права передохнуть, без каких бы то ни было прав вообще. Женщина может только укрыть песком, только засыпать. Что она и делает. Побег считается удачным:беглец не найден.

 

83. Хулио Кортасар. Игра в классики (1963).

Роман, сотканный из романов. Интерактивные игры, позвоните, господин читатель, в прямой эфир, я сделаю, как вы скажете. Латиноамериканцы любят играть, они очень азартны. Этот роман – игра в азартные литературные игры по-крупному. Некоторые выигрывают.

 

84. Николай Носов. Незнайка на Луне (1964–1965).

Роман-сказка. Только здесь очень мало сказки, но очень много смешного и страшного. Самая точная,самая сбывшаяся антиутопия ХХ века. И сейчас еще эта книга все сбывается и сбывается.

 

85. Джон Фаулз. Волхв (1965).

Жизнь и ужасающие приключения души и смысла современных робинзонов крузо на, увы, обитаемом острове

сплошных кошмаров. Никто никогда не простит никому и ничего.

 

86. Габриэль Гарсиа Маркес. Сто лет одиночества (1967).

Полная драматизма история вымышленного города Макондо, основанного пассионарным лидером-тираном, интересующимся мистическими тайнами Вселенной. Зеркало, в котором отразилась реальная история Колумбии.

 

87. Филип К. Дик. Снятся ли роботам электроовцы (1968).

Произведение, задавшееся вопросом «А те ли мы, за кого себя принимаем, и такова ли реальность, какой ее видят наши глаза?». Заставило обратиться к фантастике серьезных философов и культурологов и заодно заразило специфической паранойей несколько поколений писателей и кинематографистов.

 

88. Юрий Мамлеев. Шатуны (1968).

Метафизический роман о таинственном эзотерическом кружке, члены которого разными способами пытаются

вырваться из обыденного мира в запредельное.

 

89. Александр Солженицын. В круге первом (1968).

Роман о «хорошем» лагере, роман о том, что, казалось бы, не так страшно, оттого, видимо, и действует так сильно. В полном кошмаре уже ничего не чувствуешь, а здесь – когда «можно жить» – здесь и понимаешь, что жизни нет и быть не может. Роман даже не лишен юмористических сцен и от этого тоже действует еще сильнее. Не забудем, что круг, может, и первый, но это не спасательный круг, а один из кругов колымского ада.

 

90. Курт Воннегут. Бойня номер пять, или Крестовый поход детей (1969).

Смешной и безумный роман в шизофренически-телеграфном стиле. Бомбардировка Дрездена американцами и

англичанами в 1945-м, инопланетяне, уволакивающие Билли Пилигрима на планету Тральфамадор. И «такие дела», произносимые всякий раз, когда кто-нибудь умирает.

 

91. Венедикт Ерофеев. Москва–Петушки (1970).

Подпольная энциклопедия русской духовной жизни второй половины ХХ века. Смешная и трагическая Библия дервиша, алкоголика и страстотерпца – кому что ближе.

 

92. Саша Соколов. Школа для дураков (1976).

Один из тех редких романов, в которых важнее не что, а как. Главный герой отнюдь не мальчик- шизофреник, а язык – сложный, метафоричный, музыкальный.

 

93. Андрей Битов. Пушкинский дом (1971).

Об обаятельном конформисте, филологе Леве Одоевцеве, который уходит из гнусных «совковых» 1960-х в золотой XIX век, дабы не замараться. Воистину энциклопедия советской жизни,органичная часть которой – великая русская литература.

 

94. Эдуард Лимонов. Это я – Эдичка (1979).

Роман-исповедь, ставший одним из самых шокирующих книг своего времени благодаря предельной авторской откровенности.

 

95. Василий Аксенов. Остров Крым (1979).

Тайваньский вариант российской истории:Крым в Гражданскую не достался большевикам. Сюжет фантастический, но чувства и поступки героев – настоящие. И благородные. За что им и приходится заплатить очень дорого.

 

96. Милан Кундера. Невыносимая легкость бытия (1984).

Интимная жизнь на фоне политических катаклизмов. А вывод – любой выбор неважен, «то, что произошло однажды, могло совсем не происходить».

 

97. Владимир Войнович. Москва 2042 (1987).

Самое изощренное сочинение писателя. Четыре утопии, вставленные друг в друга, как матрешки. Трюки с хронотопом и прочие забавы. А также – самые эксцентричные проявления российского менталитета во всей красе.

 

98. Владимир Сорокин. Роман (1994).

Книга прежде всего для писателей. Роман, герой «Романа», приезжает в типично русскую деревню, где живет типично деревенской жизнью – все как в реалистических романах ХIХ века. Но финал – особый, сорокинский – символизирует конец традиционного романного мышления.

 

99. Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота (1996).

Буддийский триллер, мистический боевик о двух эпохах (1918 год и 1990-е). Которая из эпох настоящая – неизвестно, да и не важно. Острое чувство жизни в разных измерениях, сдобренное фирменной иронией. Иногда даже захватывает дух. Страшно и весело.

 

100. Владимир Сорокин. Голубое сало (1999).

Самый скандальный роман этого автора. Бурный сюжет, водоворот событий. Завораживающая игра с языком – как в симфонии.Китаизированная Россия будущего, Сталин и Гитлер в прошлом и много еще чего. А в целом, когда дочитаешь, пробивает до слез.

Категория: Литературные премии, перечни,с писки, опросы, рейтинги | Просмотров: 616 | Добавил: Мария | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]